Интроверт мыслительный

Интровертный мыслительный тип

Описывая экстравертное мышление, я уже дал краткую характеристику интровертного мышления, на которую я здесь хотел бы еще раз сослаться. Интровертное мышление ориентируется прежде всего на субъективном факторе. Субъективный фактор представлен по крайней мере субъективным чувством направленности, которое в конечном счете определяет суждения.

Иногда масштабом до известной степени служит и более или менее готовый образ. Мышление может быть занято конкретными или абстрактными величинами, но в решительный момент оно всегда ориентируется на субъективно данном. Следовательно, из конкретного опыта оно не ведет обратно к объективным вещам, а к субъективному содержанию.

Внешние факты не являются причиной и целью этого мышления (хотя интровертный очень часто хотел бы придать своему мышлению такой вид), но это мышление начинается в субъекте и приводит обратно к субъекту, даже если оно делает широкие экскурсии в область реальных фактов.

Обратите внимание

Поэтому оно в деле установления фактов имеет, главным образом, косвенную ценность, поскольку оно передает прежде всего новые воззрения и в гораздо меньшей мере знание новых фактов. Оно выдвигает вопросы и теории, оно открывает перспективы и направляет взор вглубь, но к фактам оно относится со сдержанностью.

Оно принимает их в качестве иллюстрирующих примеров, однако они не должны преобладать. Оно собирает факты лишь в качестве доказательств, но никогда не ради их самих. Если же это случается, то только в виде комплимента в сторону экстравертного стиля.

Для этого мышления факты имеют второстепенное значение, а преобладающую ценность имеет для него развитие и изложение субъективной идеи, изначального символического образа, который более или менее туманно вырисовывается пред его внутренним взором. Поэтому оно никогда не стремится к мысленной конкретной действительности в области мысли, а всегда к претворению темного образа в ясную идею.

Оно хочет достигнуть фактической действительности, оно хочет видеть внешние факты, как они заполняют рамку его идеи, а творческая сила его проявляется в том, что оно способно создать и ту идею, которая не была заложена во внешних фактах и все же является самым подходящим абстрактным выражением их; и его задача исполнена, если созданная им идея представляется как бы исходящей из внешних фактов и если она может быть доказана ими в своей верности.

Но сколь мало удается экстравертному мышлению извлекать из конкретных фактов прочное опытное понятие или создавать новые факты, столь же мало удается интровертному мышлению всегда претворять свой изначальный образ в приспособленную к фактам идею.

Подобно тому как в первом случае чисто эмпирическое накопление фактов калечит мысль и душит смысл, так интровертное мышление обнаруживает опасную склонность втискивать факты в форму своего образа или, более того, игнорировать их, для того чтобы иметь возможность развернуть свой фантастический образ.

В этом случае изображенная идея не сможет скрыть своего происхождения из темного архаического образа.

Ей будет свойственна мифологическая черта, которую можно будет истолковать как «оригинальность», а в худших случаях как причудливость, ибо ее архаический характер, как таковой, не виден для ученого специалиста, не знакомого с мифологическими мотивами.

Важно

Субъективная убедительность такой идеи обычно бывает велика, — вероятно, тем более велика, чем менее она входит в соприкосновение с внешними фактами.

Хотя представителю идеи может казаться, будто его скудный фактический материал является основанием и причиной достоверности и значимости его идеи, однако на самом деле это не так, ибо идея извлекает свою убедительность из своего бессознательного архетипа, который, как таковой, имеет всеобщее значение и истину и будет истинным вечно. Однако эта истина столь всеобща и столь символична, что ей всегда нужно сначала вплестись в признанные или способные быть признанными познания данного момента, для того чтобы стать практической истиной, имеющей какую-нибудь жизненную ценность. Чем была бы, например, каузальность, которая не была бы нигде познаваема в практических причинах и практических действиях?

Это мышление легко теряется в необъятной истине субъективного фактора. Оно воздает теории ради теории, как будто имея в виду действительные или по крайней мере возможные факты, однако с явной наклонностью перейти от идейного к чисто образному.

Таким путем возникают, правда, воззрения, располагающие многими возможностями, из которых, однако, ни одна не становится действительностью, и в конце концов создаются образы, которые вообще не выражают больше никакой внешней действительности, а являются еще «только» символами того, что безусловно непознаваемо.

Тем самым это мышление становится мистическим и совершенно настолько же бесплодным, как мышление, разыгрывающееся исключительно в рамках объективных фактов.

Подобно тому как последнее опускается на уровень простого представления фактов, так первое улетучивается, превращаясь в представление непредставимого, находящегося по ту сторону даже всякой образности. Представление фактов имеет неоспоримую истинность, ибо субъективный фактор исключен и факты доказываются из самих себя.

Точно так же и представление непредставимого имеет субъективно непосредственную, убеждающую силу и доказывается своей собственной наличностью. Первое говорит: Est, ergo est; последнее же: Cogito, ergo cogito.

Доведенное до крайности интровертное мышление доходит до очевидности своего собственного субъективного бытия; напротив, экстравертное мышление — до очевидности своего полного тождества с объективным фактом.

Совет

Подобно тому как это последнее, своим полным растворением в объекте, отрицает само себя, так первое отрешается от всякого, какого бы то ни было содержания и довольствуется одной только своей наличностью.

В обоих случаях ход жизни вытесняется этим из функции мышления в области других психических функций, которые до тех пор существовали в сравнительной неосознанности. Чрезвычайное оскудение интровертного мышления в отношении объективных фактов компенсируется обилием бессознательных фактов.

Чем более сознание вместе с функцией мысли ограничивается самым малым и по возможности пустым кругом, который, однако, содержит в себе, по-видимому, всю полноту Божества, тем более бессознательная фантазия обогащается множеством архаически оформленных фактов, пандемониумом (адом, местообиталищем демонов) магических и иррациональных величин, принимающих особые лики, смотря по характеру той функции, которая прежде других сменяет функцию мышления в качестве носительницы жизни. Если это интуитивная функция, то «другая сторона» рассматривается глазами Кубина (Kubin. The other side) или Майринка (Meyrink. Das grime Gesicht). Если это функция чувства, то возникают неслыханные доселе, фантастические, чувствующие отношения и чувствующие суждения, имеющие противоречивый и непонятный характер. Если это функция ощущения, то внешние чувства открывают нечто новое, доселе никогда не испытанное, как в собственном теле, так и вне его. Более внимательное исследование этих изменений может без труда установить выступление примитивной психологии со всеми ее признаками. Конечно, испытанное не только примитивно, но и символично; и чем старше и первобытнее оно кажется, тем истиннее оно для будущего. Ибо все древнее в нашем бессознательном подразумевает нечто грядущее.

При обыкновенных условиях не удается даже переход на «другую сторону» (намек на книгу Kubin'a), не говоря уже о спасительном проходе через бессознательное.

Переходу в большинстве случаев мешает сознательное противление против подчинения моего эго бессознательной фактической действительности и обусловливающей реальности бессознательного объекта.

Такое состояние есть диссоциация, другими словами, невроз, имеющий характер внутреннего изнурения и прогрессивного мозгового истощения — характер психастении.

Точно так же как Дарвина можно считать представителем нормального экстравертного мыслительного типа, так Канта, например, можно было бы охарактеризовать как противоположный нормальный, интровертный мыслительный тип.

Как первый говорит фактами, так последний ссылается на субъективный фактор. Дарвин стремится на широкое поле объективной фактической действительности, Кант, напротив, отмежевывает себе область критики познания вообще.

Если мы возьмем такого человека, как Кювье, и противопоставим его, например, Ницше, то противоположности обрисуются еще более резко.

Интровертный мыслительный тип характеризуется приматом описанного выше мышления. Он, как и параллельный ему экстравертный случай, находится под решающим влиянием идей, которые вытекают, однако, не из объективно данного, а из субъективной основы. Он, как и экстравертный, будет следовать своим идеям, но только в обратном направлении — не наружу, а вовнутрь.

Обратите внимание

Он стремится к углублению, а не расширению. По этой основе он в высшей степени и характеристически отличается от параллельного ему экстравертного случая. То, что отличает другого, именно его интенсивная отнесенность к объекту, отсутствует у него иногда почти совершенно, как, впрочем, и у всякого неинтровертного типа.

Если объектом является человек, то этот человек ясно чувствует, что он, собственно говоря, фигурирует здесь лишь отрицательно, то есть в более мягких случаях он чувствует себя лишним, в более резких случаях он чувствует, что его, как мешающего, просто отстраняют.

Это отрицательное отношение к объекту — от безразличия до устранения — характеризует всякого интровертного и делает самое описание интровертного типа вообще крайне затруднительным. В нем все стремится к исчезновению и к скрытости. Его суждение является холодным, непреклонным, произвольным и ни с чем не считающимся, потому что оно менее относится к объекту, чем к субъекту.

В нем нельзя прочувствовать ничего, что придавало бы объекту какую-нибудь более высокую ценность, но оно всегда скользит несколько поверх объекта и дает почувствовать превосходство субъекта. Вежливость, любезность и ласковость могут быть налицо, но нередко со странным привкусом какой-то боязливости, выдающей скрытое за ними намерение, а именно намерение обезоружить противника.

Последний должен быть успокоен или умиротворен, ибо иначе он мог бы стать помехой. Объект, правда, не противник, но если он чувствителен, то ему дают почувствовать известное отстранение, а может быть, даже и не придают никакой цены.

Объект всегда подлежит некоторому пренебрежению, или же, в худших случаях, он окружается ненужными мерами предосторожности.

Таким образом, этот тип охотно исчезает за облаком недоразумений, которое становится тем более густым, чем больше он, компенсируя, старается с помощью своих неполноценных функций надеть маску некоторой общительности, которая, однако, нередко стоит в самом резком контрасте с его действительным существом.

Если он уже при построении своего идейного мира не страшится даже самых смелых дерзаний и не воздерживается от мышления какой бы то ни было мысли — ввиду того, что она опасна, революционна, еретична и оскорбляет чувство, — то все же его охватывает величайшая робость, как только его дерзанию приходится стать внешней действительностью. Это противно его натуре.

Важно

Если он даже и выпускает свои мысли в свет, то он не вводит их, как заботливая мать своих детей, а подкидывает их и, самое большее, сердится, если они не прокладывают себе дорогу самостоятельно. В этом ему приходит на помощь или его в большинстве случаев огромный недостаток практической способности, или его отвращение к какой бы то ни было рекламе.

Если его продукт кажется ему субъективно верным и истинным, то он и должен быть верным, а другим остается просто преклониться пред этой истиной. Он вряд ли предпримет шаги, чтобы склонить кого-либо на свою сторону, особенно кого-нибудь, кто имеет влияние.

А если он это делает, то в большинстве случаев он делает это так неумело, что достигает противоположных своему намерению результатов. С конкурентами в своей отрасли он обыкновенно терпит неудачу, ибо совсем не умеет приобретать их благосклонность; обычно он даже дает им понять, насколько они лишние для него.

В преследовании своих идей он по большей части бывает упорен, упрям и не поддается воздействию. Странным контрастом тому является его внушаемость со стороны личных влияний. Стоит такому типу признать видимую неопасность какого-нибудь объекта, и он становится крайне доступным именно для менее ценных элементов. Они овладевают им со стороны бессознательного.

Он позволяет грубо обращаться с собой и самым гнусным образом эксплуатировать себя, если только ему не мешают преследовать свои идеи. Он не видит, когда его грабят с тыла и вредят ему в практическом отношении, потому что его отношение к объекту является для него второстепенным, а объективная оценка его продукта остается у него бессознательной.

Так как он додумывает свои проблемы по возможности до конца, то он осложняет их и поэтому остается в плену у всевозможных сомнений. Насколько ему ясна внутренняя структура его мыслей, настолько же ему неясно, куда и как они могут быть приспособлены к действительному миру. Он лишь с трудом может допустить, что вещи, ясные для него, могут быть неясными для других. Его стиль обыкновенно обременен всевозможными добавлениями, ограничениями, предосторожностями, сомнениями, проистекающими из его умственной осторожности. Работа у него идет с трудом.

Он или молчалив, или наталкивается на людей, которые его не понимают; таким путем он собирает доказательства непроходимой глупости людей. Если же его случайно однажды поймут, тогда он впадает в легковерную переоценку.

Он легко становится жертвой честолюбивых женщин, умеющих эксплуатировать его критическую беспомощность по отношению к объекту, — или же из него развивается холостяк-мизантроп с сердцем ребенка. Часто и его внешняя повадка бывает неловкой, например педантически заботливой, как бы не обратить на себя чрезмерного внимания, или же необычайно беспечной, детски-наивной.

В сфере своих специальных работ он вызывает самое резкое противоречие, с которым он не умеет ничего сделать, если только он не позволит своему примитивному аффекту вовлечь себя в полемику, столь же едкую, сколь и бесплодную. В более широком кругу его считают бесцеремонным и самовластным.

Совет

Чем ближе его узнают, тем благоприятнее становится суждение о нем, и ближайшие к нему умеют в высшей степени ценить его интимность. Стоящим дальше он кажется щетинистым, неприступным и надменным, нередко также озлобленным — вследствие его неблагоприятных для общества предрассудков. В качестве педагога он не имеет большого влияния, так как он не знает ментальности своих учеников.

Читайте также:  Как престать играть против себя: 6 ключей к личной свободе

Да и преподавание, в сущности говоря, совершенно не интересует его — разве только если оно станет для него случайно теоретической проблемой. Он плохой преподаватель, потому что во время преподавания он размышляет о материале преподавания и не довольствуется изложением его.

С усилением его типа убеждения его становятся все более косными и негибкими. Чужие влияния исключаются. С одной стороны, лично он становится несимпатичнее для тех, кто стоит дальше, с другой стороны, он становится зависимее от близких.

Его речь становится более личной, более неестественной, его идеи углубляются, но в имеющемся еще материале не находят больше достаточного выражения. Недостаток возмещается эмотивностью и чувствительностью.

Чужое влияние, которое он извне резко отклоняет, нападает на него изнутри, со стороны бессознательного, и он принуждает собирать доказательства против него, и притом против вещей, которые посторонним кажутся совершенно излишними.

Так как вследствие недостатка отношения к объекту его сознание субъективируется, то ему кажется наиболее важным то, что втайне больше всего касается его личности. И он начинает смешивать свою субъективную истину со своей личностью.

Правда, он лично ни на кого не будет производить давления в пользу своих убеждений, но он ядовито и лично набросится на всякую, даже самую справедливую, критику. Этим он постепенно и во всех отношениях изолирует себя. Его первоначально оплодотворяющие идеи становятся разрушительными, ибо они отравлены осадком горечи. По мере внешнего изолирования в нем растет борьба с бессознательными влияниями, которые понемногу начинают парализовать его. Повышенная склонность к уединению должна защитить его от бессознательных воздействий, однако она обыкновенно еще глубже уводит его в конфликт, который внутренне изнуряет его.

Мышление интровертного типа направлено позитивно и синтетично к развитию идей, которые все более приближаются к вечной значимости исконных образов. Но если их связь с объективным опытом ослабевает, они становятся мифологическими и для данного времени неистинными.

Обратите внимание

Поэтому и для современника это мышление ценно лишь до тех пор, пока оно находится в ясной и понятной связи с фактами, известными в данное время. Но если мышление становится мифологическим, тогда оно становится безразличным и вращается в самом себе.

Противостоящие этому мышлению сравнительно бессознательные функции чувствования, или интуирования, или ощущения неполноценны и имеют примитивно экстравертный характер; этой бессознательной экстравертности следует приписать все тягостные влияния со стороны объекта, которым подвержен интровертный мыслительный тип.

Меры самообороны и защиты сооружения, которыми такие люди обыкновенно окружают себя, достаточно известны, так что я могу избавить себя от их описания. Все это служит для отражения «магических» воздействий; сюда же относится и страх перед женским полом.

Перевод © София Лорие (под ред. В. Зеленского)

К.Г.Юнг «Психологические типы», Спб.: Азбука, 2001

Новые статьи:

Старые статьи:

Источник: http://www.socionic.ru/index.php/2011-10-20-19-08-44/3127-introvertnyj-myslitelnyj-tip

Интроверты: кто они такие и «с чем их едят»?

Знаете ли вы кого-то, кому необходимо минимум пару часов наедине с собой каждый день? Того, кто любит тихие спокойные беседы о чувствах или идеях, и может потрясающе выступить перед большой аудиторией, но жутко стесняется общаться с большим количеством людей и не умеет вести светские разговоры?

Кого приходится буквально тащить на вечеринки, а потом ему нужно пол-дня, чтобы прийти в себя? Кто ворчит, хмурится, морщится, или в страхе отшатывается, когда люди обращаются к нему с шуткой, просто пытаясь растормошить?

Если да, вы говорите этому человеку, что он «слишком серьезен», интересуетесь, все ли с ним в порядке? Считаете его замкнутым, грубым, высокомерным? Увеличиваете свои усилия, чтобы вытянуть его в свет?

Кто такие интроверты?

За последние годы ученые выяснили очень много об интровертах, их привычках и потребностях. Более того, исследования МРТ интровертов показали, что они даже обрабатывают информацию по-другому – не так, как мы. Если вы ничего не знаете об этих людях и их стиле жизни – будьте уверены, вы не одиноки.

Интровертов достаточно много, но они относятся к самой непонятой и ущемляемой группе в Европе, и во всем мире.

Стоит выучить признаки этого и обращать на них внимание.

Что такое интроверсия?

Интроверты не обязательно застенчивы.

Интроверты, вопреки расхожему мнению, вовсе не мизантропы, хотя некоторые из них согласились бы с фразой Сартра: «Ад – это завтрак не в одиночку». Скорее, интроверты – это люди, иногда устающие от других людей.

По моему личному опыту – приблизительно два часа наедине после каждого часа социализации. Это не асоциально. Это не признак депрессии. От этого не нужны лекарства.

Для интровертов, время наедине с самим собой – также необходимо, как сон и пища.

Интроверты в мире

Действительно ли интровертов не понимают?

Да. Очень. Видимо, такова их судьба. «Очень сложно экстраверту понять интроверта», — пишут эксперты в области образования Джилл Д.Баррасс и Лиза Кенциг. Интровертам же гораздо легче понять экстравертов, потому что последние проводят очень много времени, самоопределяясь в шумном и неотъемлемом для них общении. Они такие же загадочные и непостижимые, как щеночки.

У экстравертов совсем нет (или очень мало) представлений об интроверсии. Они полагают, что общество, особенно их общество, всегда приятно другим людям. Они не могут вообразить, как кому-то может хотеться побыть самому; более того, они часто на это обижаются.

Правда ли, что интровертов ущемляют?

Должна сказать, да. Начнем с того, что экстраверты гораздо более обширно представлены в политике – в тех профессиях, в которых будет комфортно только очень болтливым людям. Посмотрите на Джорджа Буша. На Билла Клинтона. Они, кажется, живут только среди других людей.

Можно найти, конечно, пару политиков-интровертов – Калвин Кулидж, Ричард Никсон, – но исключение только подтверждает правило. За исключением Рональда Рейгана, чья легендарная отчужденность от социума была, возможно, признаком интроверсии, интровертов не принято считать чем-то обычным в политике.

Характер интроверта

А может, интроверты и впрямь наглые и заносчивые?

Едва ли. Я думаю, что это общепринятое заблуждение основано на том, что они – более смышленые, более мыслящие, более независимые, более рассудительные, более утонченные, и более чувствительные, чем экстраверты.

А худшее во всем этом то, что экстраверты не имеют ни малейшего представления о пытке, которой они подвергают интровертов.

Как вести себя с интровертом?

Тут нужно запомнить несколько основных правил, которые помогут вам сделать так, чтобы интроверту в вашем обществе было комфортно и уютно.

1. Давайте им время на перезагрузку. Интровертам правда очень важно быть с собой наедине, поэтому, если он говорит вам, что хочет побыть один – не закатывайте истерик, ему это правда необходимо. Лучше заварите чаек и предложите плед.

2. Говорите с душой или вообще не говорите. Для интровертов пустые разговоры ни о чем – глупое времяпрепровождение. Если вы хотите заинтересовать интроверта, говорите о чем-то глубоком, или вообще молчите. Так вы хотя бы покажетесь загадочным.

3. Работайте над компромиссами. Вытаскивать интроверта с собой в социум каждый день – ад для него. Старайтесь чередовать дни «наедине» или «вдвоем» с днями, когда вы тащите их на очередную вечеринку.

4. Принимайте их определение веселья. У вас могут быть совершенно разные понятия о том, как выглядит идеальный вечер, или идеальное свидание, но вам стоит понять, что интроверты иногда кажутся нам инопланетянами, и это нормально – постарайтесь это принять.

5. Давайте им возможность побыть в социуме. Вопреки расхожему мнению, интроверты любят людей, и вы должны давать им шансы на общение (иногда). Другими словами, предлагайте, и ваш интроверт однажды внезапно потащит вас на шумную вечеринку без вашего ведома.

И помните: даже самым суровым и закрытым из нас иногда нужна капля человеческого внимания и тепла!

Источник: https://www.abcfact.ru/8847.html

Подчиненная функция

. . .

Основная деятельность людей этого типа лишь в незначительной степени связана с попыткой установить порядок во внешних проявлениях жизни; их гораздо больше интересуют идеи. Тот, кто считает, что любое дело следует начинать не с установления фактов, а с прояснения идей, скорее всего, принадлежит к интровертному мыслительному типу.

Его желание упорядочить жизнь начинается с мысли о том, что если в голове у человека полная неразбериха, ничего путного из него не получится. Сначала необходимо решить, каким идеям следовать, и выяснить, откуда они взялись; нужно очистить мозги от хаоса, докопавшись до их источника. Вся философия занимается изучением логических процессов человеческого мышления и построением идей.

Это — та сфера, где больше всего используется интровертное мышление. В науке мыслительные интроверты — это люди, которые постоянно пытаются предостеречь коллег от потери времени на бессмысленные эксперименты, люди, стремящиеся вернуться к основным концепциям и задаться вопросом, что же на самом деле имеется в виду.

В физике существует разделение на экспериментаторов и теоретиков: первые в своих лекциях рассказывают о камере Вильсона и методике проведения опытов, а вторые — о физических теориях и используемых в них математических методах. В самых разных областях науки всегда находятся ученые, пытающиеся очистить теорию от конкретных научных фактов.

Экстравертный историк искусств будет пытаться найти новые данные и доказать, например, что один тип Мадонны появился в живописи художника раньше или позже, чем другой, а также связать этот факт с фактами его биографии или событиями той эпохи.

Интроверт же может спросить: «Какое мы имеем право судить о произведении искусства?» Он скажет, что сначала мы должны понять, что подразумеваем под понятием «искусство», без этого мы окажемся в полном хаосе. Интровертный мыслительный тип всегда возвращается к субъективной идее, т.е. к вопросу о том, какое место занимает субъект в рассматриваемой ситуации.

Чувство у интровертного мыслительного типа экстравертно. У него, как и у экстравертного мыслительного типа есть сильное, преданное и теплое чувство, но разница заключается в том, что у интровертного мыслительного типа оно направлено на конкретные объекты.

В то время как экстравертный мыслительный тип искренне любит свою жену, но говорит, как Рильке: «Я люблю тебя, но это не должно тебя трогать», чувство интровертного мыслительного типа и связано с внешними объектами.

Поэтому, подражая Рильке, он скажет: «Я люблю тебя, и это тронет тебя, я добьюсь того, чтобы это тебя тронуло!» С другой стороны, чувство интровертного мыслительного типа имеет много черт, схожих с чертами подчиненного чувства экстравертного мыслительного типа — для него характерны суждения по принципу: «черное или белое», «все или ничего», «любовь или ненависть». Его чувство легко может быть отравлено влиянием других людей или общей атмосферой. Подчиненное чувство обоих типов привязчивое, а экстравертный мыслительный тип обладает еще и скрытой преданностью, которая может длиться бесконечно.

Важно

Это справедливо и для экстравертного чувства интровертного мыслительного типа; разница лишь в том, что у последнего оно не бывает скрытым. Если вы относитесь к этому чувству положительно, то назовете такого человека преданным, если отрицательно — навязчивым.

Оно имеет также сходство с вязким потоком чувств эпилептоидной личности и обладает чертами липкой, собачьей привязанности, которая далеко не всегда приятна, особенно самому объекту привязанности.

Подчиненное чувство интровертного мыслительного типа можно сравнить с потоком извергающейся из вулкана горячей лавы, движущейся со скоростью, не превышающей пяти метров в час, но уничтожающей все на своем пути. Однако оно обладает и преимуществами примитивной функции — подлинной искренностью и теплотой.

Когда интровертный мыслительный тип любит, в его любви нет расчета. Он будет делать все для человека, которого любит, но выразится это в примитивной форме. Подчиненное чувство этого типа напоминает львицу, испытывающую удовольствие от игры с детенышем.

У нее нет никаких скрытых намерений, кроме самой игры, но она трется, мурлыча, о его лапу, или покусывает, или награждает его таким сильным пинком, что тот, кувыркаясь, падает, после чего она облизывает его мордочку. Но в этом нет никакого расчета; это чистое проявление чувств, подобное тому, которое выражает собака, виляющая хвостом! Именно отсутствие расчета в чувствах домашних животных столь глубоко трогает людей.

У обоих мыслительных типов подчиненное чувство не основано на расчете, тогда как люди с дифференцированным чувством расчетливы, хотя и в неявной форме. Они всегда вкладывают в чувство частицу своего эго.

Однажды я познакомилась с начальником одной машинистки и поразилась, как может она хотя бы один день выносить такой ужас! Но, будучи человеком чувствующего типа, та только улыбнулась и сказала, что он — ее начальник, и она должна к нему приспособиться: если к нему присмотреться, то нетрудно обнаружить в нем и положительные качества.

Читайте также:  Что такое социофобия |социальная фобия | социальные страхи

Можно сказать, что умение увидеть в каждом хорошее является прекрасной чертой, но, с другой стороны, в такой позиции есть и определенный расчет: она не хотела потерять свою работу и потому настроила свои чувства на положительный лад.

Совет

Такое не может случиться с подчиненным чувством мыслительного типа! Я, например, никогда не смогла бы вытерпеть подобное положение: предпочла бы умереть с голоду. В этом и состоит огромная разница между подчиненным и дифференцированным чувством. Чувствующий тип нашел несколько положительных качеств в этом ужасном человеке и примирился с ним.

Машинистка не отрицала все замеченные мною отрицательные свойства характера ее начальника, но зато отметила, что он никогда не заставляет работать сверхурочно и ценит тех, кто на него работает. Она открыла в нем ряд положительных свойств и сохранила свое место.

В «Психологических типах» Юнг объясняет некоторые случаи отсутствия взаимопонимания между типами. Если бы я сказала, что девушка из офиса расчетлива и склонна к приспособленчеству, то была бы не права; в ее случае это был только вторичный мотив. Такое суждение было бы примером негативной проекции противоположного психологического типа.

Проявление ею положительных чувств к начальнику вовсе не означает, что она приспосабливается или действует по расчету. Ее поведение определяется тем, что она обладает дифференцированной чувствующей функцией. Поэтому она никогда не проявляет сильных чувств, поскольку знает, что все ценное имеет какие-нибудь недостатки.

Для нее не существует ничего совершенно черного или абсолютно белого — все имеет сероватый оттенок. Таким философским было ее отношение к жизни.

Я увидела расчет или приспособленчество в ее поведении из-за того, что интровертный мыслительный тип обычно замечает именно отрицательные стороны, и могу добавить, что чувствующий тип всегда знает, с какой стороны его кусок хлеба намазан маслом.

К этому можно добавить, что подчиненное чувство обладает преимуществом отсутствия в нем какого-либо расчета, — оно никак не связано с Эго. Однако, такое чувство может привести к ситуациям, к которым человек не сможет приспособиться.

Вспомните, например, фильм «Голубой Ангел», в котором учитель влюбляется в роковую женщину-вамп из кабаре и, оставаясь преданным и верным, позволяет ей погубить себя. Такой может стать трагедия подчиненной чувствующей функции. Можно, конечно, отдать должное преданности учителя, но с таким же основанием можно сказать, что он оказался глупцом, а его подчиненное чувство отличалось дурным вкусом. Мыслительный тип иногда выбирает в друзья очень достойных людей, но может подружиться и с абсолютно недостойными; подчиненная функция обладает обоими свойствами и редко вписывается в обычные паттерны поведения.

Источник: https://bookap.info/socionica/franc/gl7.shtm

Узнай себя: 4 типа интровертов — Beauty HUB

Что общего между Джессикой Честейн, Альбертом Эйнштейном, Махатма Ганди, Джоан Роулинг и Джонни Деппом? Оказывается, эти звезды – интроверты. И у вас с ними может быть намного больше общих черт, чем вы могли себе представить.

Если вы посмотрите на каждый аспект личности, вы заметите, что существует намного больше разных типов, чем просто интроверт или экстраверт. Тема интроверсии всегда интересовала ученых, что привело к бесчисленным исследованиям и социальным экспериментам.

Сейчас интроверсия, во многом благодаря книге Quiet («Сила интровертов. Тихие люди в мире, который не может молчать»), бестселлеру Сьюзен Кейн 2012 года, стала неким трендом в культурном аспекте. Когда-то эта, в большинстве случаев неправильно понятая, личностная черта считалась поведенческим дефектом.

Теперь она – предмет дискуссии, повод для написания различных книг по поведенческому анализу, объект исследований ученых и «отмазка» многих знаменитостей-интровертов, которые не любят давать интервью.

Обратите внимание

Когда обычные люди без ученых степеней стали разглагольствовать об интроверсии, американский профессор психологии Джонатан Чик начал замечать некий парадокс: черты, которые многие интроверты определяли, как характерную для своего типа личности, отличались от его и большинства его коллег-академиков представлений об интроверсии. Все это заставило ученого копнуть чуть глубже стандартной схемы интроверт-экстраверт.

«Когда вы просите человека с улицы определить интроверсию, то он чаще всего назовет вдумчивость или спокойствие как характерную черту…», – сказал Чик. И все же, по словам профессора, ни одна из этих черт не является частью определения интроверсии согласно научной литературе.

В большинстве исследований психологии личности интроверсия определяется тем, чем она не является: экстраверсией. Если экстраверты – напористые и полные энтузиазма люди, которые процветают в высоко стимулирующей социальной среде, то интроверты – это их полная противоположность. Конец списка.

Но то, что думают об этом интроверты, на самом деле не учитывалось.

По данным новых исследований в мире от 30% до 50% людей являются интровертами, и среди них замечены многие знаменитые актеры, музыканты, политики, ученые и просто влиятельные личности. Вдумайтесь в эти цифры: 30–50% — это довольно много.

Не нужно быть математиком, чтобы понять, что в вашем окружении, серди подписчиков в соцсетях каждый второй или третий не просто может быть, а действительно является интровертом — человеком, который предпочитает тишину, размышления в спокойной обстановке и пребывание в одиночестве общению с большим количеством знакомых или не знакомых людей.

Пройдите тест

Тест странный и, кажется, бесполезный, но все же. Возьмите ватную палочку, ровно по центру привяжите к ней нитку и на 20 секунд прижмите один конец палочки к языку.

Затем возьмите концентрированный лимонный сок, капните 5 капель на язык, проглотите слюну и снова прижмите палочку к языку, но уже другим концом. Потом поднимите ее за нитку и посмотрите, как она висит — горизонтально или кренится.

Если та сторона палочки, которую приложили к «лимонному» языку, увлажнилась больше и перевешивает (то есть после лимона слюны выделилось больше, чем обычно) — поздравляем, вы интроверт.

Этот простой тест, разработанный немецко-британским психологом Гансом Айзенком еще в середине 60-х, актуален до сих пор. В его основе лежит предположение, что интроверты ярче реагируют на внешние раздражители, что проявляется и на физиологическом уровне.

Конечно, в основном они способны реакцию контролировать, но в первую секунду у них зачастую возникает желание если не спрятаться, то как минимум отойти в сторону. То есть любой сильный вкус, яркий свет или громкий шум будет воздействовать на них быстрее, сильнее, чем на экстравертов.

Скорость формирования возбуждения нервной системы у интровертов очень высокая, из-за чего эмоционально они могут запуститься буквально с пол-оборота, тогда как у экстравертов избыточная стимуляция тормозится быстрее и им необходим накал страстей и сильные впечатления, чтобы проявлять эмпатию.

В обоих случаях есть свои очевидные плюсы, но общество все-таки склонно отдавать предпочтение кипучим натурам, которые всегда в гуще событий.

Важно

Скажите честно, с кем вам интереснее – с экстравертом, который громкий, деятельный, авантюрный и летящий, или с интровертом – тихим, закрытым, сдержанным? Скорее всего, ответ будет «с первым», и с такой же долей вероятности второго вы посчитаете нудным, заносчивым, асоциальным и даже немножко не в себе (в этом контексте – чересчур в себе). Интровертность всегда воспринималась как темная и скучная сторона экстравертности, тень, без которой не существует самого интересного, но, как и любое упрощение и делении на «хорошее» и «плохое», это определение не отражает сути. А если разобраться в теме обстоятельно, то станет понятно, что интровертность – совсем не такая безликая, тревожная и серая, как кажется.

Психологи уже давно пришли к выводу, что «чистых» типажей нигде не существует. Нет ни полностью закрытых, ни полностью открытых людей (конечно, в случае с психическими заболеваниями своя история) и вообще большинство из нас – амбиверты, то есть что-то среднее.

Но даже если интроверсийные черты проявлены у вас довольно ярко, просто назвать вас интровертом недостаточно – для полноты картины лучше разобраться, к какому из подтипов вы относитесь и чем именно продиктовано желание побыть в стороне.

Разделение на группы не так давно предложил Джонатан Чик: вместе со своими аспирантами он провел ряд исследований, в ходе которых опросил 500 человек, и в итоге вывел четыре типа интроверсии.

читайте также

  • Детокс мозга: как справиться с информационной перегрузкой

Социальный интроверт

Этот подтип идеально ложится на стереотипное представление об интровертах.

Такая личность не очень-то любит компании, старается бывать среди как можно меньшего количества людей, а то и проводить время в одиночестве.

И тут дело совершенно не в том, что человек болезненно застенчив или закомплексован – ему просто хочется остаться дома и почитать книгу. И это не бегство от общества, просто ему так комфортнее.

Мыслительный интроверт

А это уже совсем другая история. Мыслительные интроверты не сторонятся компаний, легко общаются, но при этом они интроспективны и склонны к рефлексии.

Иногда они настолько глубоко погружаются в воспоминания и воображаемый мир под названием «а что, если бы», что могут запросто в нем заблудиться.

Профессор Чик говорит, что мыслительные интроверты ни в коем случае не невротики, они просто очень творческие ребята и большие фантазеры.

Тревожный интроверт

В отличие от социального, тревожный интроверт будет искать уединения потому, что ему среди людей действительно неуютно и неловко.

Он болезненно воспринимает любое внимание к себе, ведь ему кажется, что оно обязательно связано с какой-то критикой.

Казалось бы, наедине с собой тревожный интроверт должен почувствовать себя лучше, но нет – он постоянно возвращается в прошлое, снова и снова переживает неудачи (в том числе и воображаемые) и вечно корит себя.

Сдержанный интроверт

Он несколько раз подумает, перед тем как что-то сделать. Сложно сказать, быстро ли он едет, но запрягает долго, это факт. От этого интроверта не дождешься импульсивных действий или спонтанных решений, и прежде чем что-то начать, ему нужно хорошенько раскачаться.

Кстати, чтобы понять, к какому типу интровертов принадлежите именно вы, можно пройти короткий тест по модели Чика, и по его результатам будет составлена понятная диаграмма, раскрывающая вашу интроверсийную сущность.

Реализоваться социально вне зависимости от типажа помогут следующие 4 совета:

Интровертам нужно давать себе отдых. Если вы будете работать без остановки, то очень скоро энергия закончится и продуктивность сойдет на нет. Общение тоже может выматывать, поэтому не забывайте устраивать себе небольшие перерывы – от 15 минут в течение дня до длинного уикенда раз в месяц.

2. Ваш козырь – умение слушать

В то время как большинство людей намного больше говорят, чем слушают, умение спокойно выслушивать собеседника – огромный плюс, особенно в бизнесе и личных отношениях.

3. Влейтесь в коллектив

Хочется или нет, нужно научиться работать в коллективе и стать частью общего и публичного. Выступайте на конференциях, давайте интервью, участвуйте в различных мероприятиях в рамках своей профессиональной сферы, будьте среди людей. Самое сложное – начать.

4. Поручайте экстравертам часть работы

Если определенные действия вам как интроверту совершать некомфортно, поручите выполнение этой задачи тому, кому это будет в радость. Бизнес, которым управляют одни лишь интроверсивные личности, скорее всего, не сможет процветать, гораздо правильнее будет найти партнера или нанять людей, которым нравится активная деятельность, направленная вовне.

Вопреки стереотипам, интровертам совершенно необязательно идти в профессию, далекую от коммуникации и больших коллективов, и знаменитости-интроверты яркий тому пример.

И если ученые (вроде Альберта Эйнштейна и Исаака Ньютона) и бизнесмены в сфере технологий (те же Илон Маск, Марк Цукерберг и Билл Гейтс) смотрятся в образе гениев-одиночек органично, то актеров и поп-звезд представить в их числе сложно.

И тем не менее, Харрисон Форд, Клинт Иствуд, Кристина Агилера, Джонни Депп, Элтон Джон, Мэрил Стрип, Леди Гага и десятки других звезд называют себя самыми настоящими интровертами. И на самом деле это только подтверждает классификацию, предложенную Чиком.

читайте также

  • 5 советов от подруг, которые только вредят

Источник: https://bhub.com.ua/uznai-sebya-4-tipa-introvertov/

5. Об интровертном мышлении и чувстве

Мне кажется, приводя интроверсию, то есть субъективное в человеке, к коллективному бессознательному и архетипам, великий К.Г. Юнг несколько увлекся.
Принцип Оккама для науки никто не отменял. Особенно в его эпоху.
Правило простое, один из вариантов его формулировки такой: не надо умножать сущности без крайней необходимости.

Как вы помните, Юнг говорит об объективном мире, который представлен у него:
— реальными вещами и событиями, 
— объективными идеями, то есть общими знаниями о вещах и явлениях.
Еще он говорит о некоем субъективном мире, который определяется коллективным бессознательным.
Это положение избыточно.

Я считаю, что интровертное мышление — это то, которое ориентируется на объективные идеи, то есть накопленные людьми абстрактные знания и практические навыки.

Юнг совершенно справедливо пишет: «Я сознаю, что наше время и его выдающиеся представители знают и признают только экстравертный тип мышления.

Это происходит отчасти оттого, что по общему правилу всякое мышление, появляющееся на поверхности мира в форме науки, философии или же искусства, либо прямо вытекает из объекта, либо изливается в общие идеи».
Наш замечательный учитель думал, что он открыл новый, неизвестный до этого субъективный мир.

Читайте также:  Типология суперчерт личности, или типология г. айзенка

Мне кажется, этого не произошло.
То есть, весьма возможно, что о коллективном бессознательном и архетипах говорить можно. 
Однако можно также предположить, что это все тот же мир общих идей.

Поэтому мы оставим за собой право вытекать из объектов или изливаться в общие идеи.

Возможность делать что-то другое Юнг не доказал. 

Совет

Для объяснения мышления достаточно иметь предметный мир в качестве объекта и коллективное и личное сознательное в виде общих идей.

Есть предметный мир и практическое мышление. Практическое мышление обслуживает непосредственное взаимодействие человека с реальными предметами.
Есть мир идей, созданных человечеством. Идеи эти — не что иное, как общие знания о мире и вещах.
Есть субъективный мир человека. И этот мир в смысле мышления — всего лишь усвоенные конкретным человеком знания о предметах и навыки обращения с ними.
Естественно, такой субъективный мир будет несколько отличаться от общечеловеческого мира идей, существующего как объективная данность.

Интровертный мыслящий тип постоянно ориентируется на свой личный опыт.

Он с большим недоверием относится к новому знанию.
Он стремится переработать новую информацию так, чтобы она вписалась в существующую у него картину мира.
Вплоть до того, что интровертный мыслящий тип может отказаться признавать информацию, которая не согласуется с его знаниями.

Мыслящие интроверты очень не любят когнитивные диссонансы. 

То же самое относится к чувствующим типам.

Есть чувства, возникающие в процессе взаимодействия с реальными объектами. Когда мы видим своего котэ, например.
Есть чувства как общезначимые ценности. Например, любовь/нелюбовь к домашним животным — это как бы очень существенная характеристика человека. 
Есть личный опыт и набор чувств реального человека.
Какие-то переживания он испытывает как все. Но ведь не все любят кошек и получают удовольствие от общения с ними. 

Сформировавшийся интровертный чувствующий тип имеет очень твердый набор переживательных переживаний. 

Настолько твердый, что в некоторых случаях такие люди кажутся совершенно холодными и бесчувственными.В принципе, теперь вам должно быть понятно, что такое рациональные психологически функции мышление и чувство.Осталось только научиться разделять мыслящих и чувствующих.

Но для этого нужна практика.

Источник: http://psychotypology.vg-saveliev.ru/psihotipologiya-yunga/5-introvertnye-myshlenie-i-chuvstvo/

Преимущества интровертов – замкнутое счастье в мире экстравертов

Интроверты лучше умеют слушать, сосредотачиваться,
у них есть способы внушать любовь к себе.
Джеймс Алтучер, инвестор, писатель

Представьте себе человека, который знает, чего на самом деле хочет, нуждается в духовном росте и понимает, куда ему направить свою энергию. Везунчик, правда? Поцелованный судьбой герой из выдуманных историй? Нет. Он интроверт.

Вывод автора книги «Преимущества интровертов» Марти Лэйни – настоящее откровение для тех, кто привык смотреть на мир исключительно через очки экстраверта.

Что это (преимущества интровертов) – усмешка одного человека, или мы действительно мало знаем об интровертности? Попробуем разобраться. Системно и не без помощи самой Марти Лэйни.

Интроверсия и экстраверсия – разрушая иллюзии о себе и мире

Что мы знаем об интровертах? Почему-то принято считать, что если человек – интроверт, то он обязательно застенчив, замкнут, склонен к самокопанию. Его называют эгоистом, одиночкой, индивидуалистом, порой асоциальным типом и, скорее всего, обреченным на неудачу.

А что говорят врачи? Некоторые терапевты (сами экстраверты, по мнению Марти Лэйни) всерьез считаютинтроверсию патологией. И немудрено: современные реалии требуют от каждого максимальной экстравертированности – чтобы бороться за место под солнцем, за материальные блага.

Обратите внимание

Главная иллюзия, которую разрушает Марти Лэйни в своей книге, состоит в том, что быть экстравертом и экстравертироваться – вещи разные.

И что интроверт – это не диагноз несостоятельности, означающий, что интроверт должен вымереть, как слабое звено: «Природа не давала нашей Вселенной подобной установки, иначе большинство из нас давно уже были бы сброшены со счетов в ходе эволюции», — пишет Марти Лэйни. Интроверсия – не болезнь, а способ смотреть на жизнь, у которого есть свои преимущества.

Знакомство с собой – маленький повод для большого праздника

Марти Лэйни – не системный автор. Но и ей не хватило тех крупиц знаний об интровертах, которые дают научные источники, энциклопедии.

Поэтому ей пришлось приходить к собственным выводам об интроверсии, наблюдая в частности за собой и другими «внутренниками» (как она называет интровертов). Она не преследовала коммерческих целей.

Наоборот, изначально она делала эти наблюдения исключительно из личных побуждений – чтобы, наконец, найти общий язык с мужем-экстравертом и сохранить брак.

Первое, что она сделала – собрала факты, которые показывали, чем интроверты отличаются от экстравертов. Например, она узнала, что нормальная температура интроверта ниже средних 36,6 градусов.

Или о том, что в мозг интроверта поступает больше крови, чем в мозг экстраверта (исследования Дебры Джонсон).

Вообще, маршрут крови по телу у интроверта более сложный, чем у экстраверта, и направлен во внутренние части мозга, которые участвуют в таких процессах, как запоминание, решение проблем и планирование. А вот руки и ноги интровертов снабжаются кровью хуже.

Концентрация, креативность и другие преимущества интроверта

Физиологические особенности дают интровертам одно главное преимущество – невероятную способность к концентрации. Они способны отрешиться от суетного мира и сконцентрироваться на внутренних ощущениях, мыслях и чувствах.

Больше концентрации – больше шансов раскрыть свой талант. Марти Лэйни подчеркивает, что между интроверсией и интеллектуальными способностями существует взаимосвязь. И здесь она не одинока в своих догадках (но об этом ниже).

Правда, у медали есть и вторая сторона. В силу своих врожденных особенностей большинство интровертов очень остро воспринимают окружающий мир. Поэтому они автоматически сосредотачиваются только на нескольких специфических вещах, помогающих им снять возбуждение (что многие экстраверты классифицируют, как неспособность воспринимают окружающий мир).

Интроверсия, требующая заботы о себе

Другими словами, интроверт – человек, наделенный высокой степенью внутренней активности.

Те из них, кто может уравновесить свои энергетические потребности, обладают стойкостью и упорством, смотрят на вещи независимо, глубоко сосредотачиваются, креативно работают, видят перспективу, мыслят стратегически и отличаются мужеством высказывать непопулярные мнения.

Деятельность такого человека часто влияет на судьбы других. Следовательно, единственная задача, которую «внутренник» (говоря словами Марти Лэйни) должен решить для себя – это научиться восстанавливать внутреннюю энергию.

А ее, внутренней энергии, уходит гораздо больше, чем может показаться, поскольку львиная доля этой энергии «внутренника» или, если системно называть, звуковика уходит на дистилляцию впечатлений, в процессе которого постоянно находится интроверт. Чтобы не чувствовать себя опустошенными и перевозбужденными, «внутренникам»/звуковикам нужно правильно заряжать свои батареи. Если он это не делать вовремя, то теряет представление о своей особой природе и забывает заботиться о себе.

Вообще же, подчеркивает автор книги «Преимущества интровертов» Марти Лэйни, ощущение перегруженности – часть природы интроверта и одно из бесценных качеств, которое сигнализирует о том, что он воспринял слишком много информации, и мозг активно ее перерабатывает.

Экстравертированность – как интроверту не попасть в ловушку

Итак, вот оно, главное отличие интроверта от экстраверта, по мнению несистемного автора Марти Лэйни. Оно не в закрытости, а в том, как человек восстанавливается, откуда черпает энергию. А если точнее, то источник энергии «внутренников»/звуковиков находится не во внешнем мире, как у экстравертов, а во внутреннем мире идей, эмоций и впечатлений.

Марти Лэйни уточняет, что у «внутренника»/звуковика есть потребность в духовном росте, он стремится постичь смысл жизни, и порой именно духовные убеждения дают «внутренникам»/звуковикам дополнительные возможности получать удовольствие от пребывания в социуме.

Правда, это возможно только в том случае, если звуковик вовремя нашел способ для восстановления и среду для этого.

К сожалению, большинство «внутренников»/звуковиков игнорируют очевидную для них же информацию и пытаются «исправиться» способами экстравертов. Такой путь ошибочен, говорит Марти Лэйни.

Выровнять игровое поле жизни

Интроверт не должен становиться экстравертом, изображая того, кем он на самом деле не является. Он обязан умело экстравертироваться – другими словами, понять и оценить преимущества интровертированности и заняться самовоспитанием, чтобы приучить себя выходить за пределы своей ракушки.

Нужно научиться поступать, как экстраверты: излучать свет в этот мир, а не выдавливать экстравертивность из себя.

«Я никогда не дописала и не издала бы эту книгу, если бы не была готова вылезти из норы и, стиснув зубы, делать телефонные звонки, договариваться об интервью и беседовать с людьми», — делится Марти Лэйни.

У Марти Лэйни ушел не один год, чтобы понять себя и сделать свой брак с мужем-экстравертом удачным. Системно-векторная психология предлагает путь короче. Но для этого придется научиться смотреть на мир объемно, через призму 8-векторной матрицы.

Типы интровертов, или что не знает Марти Лэйни

Для «внутренника», незнакомого с системным мышлением, «Преимущества интровертов» Марти Лэйни – настоящая находка. В книге есть рекомендации автора, как «внутреннику» себя воспитывать, не ломая и не переделывая. В основе их лежит осознание. Без него, считает автор, интроверт «обречен снова и снова повторять одни и те же паттерны поведения».

Однако есть то, о чем Марти Лэйни не знает, хотя благодаря своей наблюдательности догадывается. Например, о том, что «внутренники» не так уж и однородны по своей природе. Одни более динамичные, другие – зачастую слишком медлительны. Третьи – и вовсе со стороны не кажутся интровертами – слишком уж открыто, непосредственно и экстравертировано ведут себя.

В системно-векторной психологии Юрия Бурлана эти пробелы восполнены. Системное мышление помогает понять объемно механизм поступков людей, как интровертов, так и экстравертов. Отличить людей, медлительных по природе, от тех, кто лишь выглядит таковым из-за внутреннего сосредоточения.

Важно

Мозаика интроверсии складывается из сочетания одного из нижних векторов – анальности, кожности, уретральности и мышечности – с верхним звуковым вектором. В каждом из случаев «внутренник»/звуковик будет разный. Вот портреты в двух словах. С анальностью внутренник обладает способностями к двойному сосредоточению – на внутренних мыслях и на внешних деталях.

Он более медлительный, внимательный, с очень хорошей памятью и с желанием добиться от мира справедливости (конечно, в меру своего понимания об этом). «Внутренник»/звуковик с кожным вектором более динамичен, и при определенном уровне организованности его не назовешь эгоистом, индивидуалистом и замкнутым. Скорее, наоборот.

Как Стив Джобс, он способен повести за собой (точнее, за идеей, которую он исповедует) группу людей, порой очень многочисленную. Правда, в некоторых случаях может быть фанатичным. «Внутренник»/звуковик с мышечностью – индивидуалист, для которого категория «Я» бессознательно связана с «Мы».

А с «внутренник»/звуковик уретральностью и вовсе кажется, мягко говоря, странным – то он праздный гуляка, человек, страстно любящий жизнь во всех ее проявлениях, то философ-отшельник, прячущийся в свою параллельную реальность. Как это? Как, например, жил Высоцкий, Цой, живет Земфира.

Но это еще не все. «Интровертного» звуковика можно спутать с меланхоличным (и тоже интровертным) обонятельником. Обонятельный вектор, надо заметить, встречается у людей достаточно редко.

В книге Марти Лэйни про интровертов-звуковиков не найти рекомендаций, которые помогли бы такому человеку экстравертироваться. Обонятельник обладает невербальным типом мышления и в прямом смысле слова «чует» человека, его мысли, эмоции.

Обонятельный, как и звуковой вектор – верхний. В сочетаниях с каждым из четырех нижних векторов портрет обонятельника видоизменяется, дополняясь новыми штрихами.

А бывает, что у человека может быть не только один (звуковой или обонятельный) вектор, но их сочетание или сочетание с другими верхними векторами, зрительным и оральным – картина получается гораздо насыщеннее и сложнее.

Вместо резюме

Каждый день мы встречаемся со своими иллюзиями о жизни.

Мы просыпаемся, смотрим на себя в зеркало, сканируем внешний антураж и после беглой его оценки выходим на улицу с теми иллюзиями о себе, которые у нас есть.

Если наши иллюзии более-менее вписываются в сегодняшнее насыщенное, плотное информационное поле реальности, то нескольких секунд перед зеркалом достаточно, чтобы прожить день как получится.

Но если иллюзии наши диссонируют с миром, а сам мир кажется нам подозрительно экстравертированным, мы вынуждены хотя бы изредка задумываться о том, почему нам не удается включиться в него так же легко, как это делают соседи, друзья, близкие, коллеги.

Совет

В ответ на их транслируемое «О, мир – это волнующее место!», у нас возникает странный вопрос к самим себе: «Ну, почему ты не можешь просто жить?» Мы пожимаем плечами и топим этот вопрос в водовороте будней, пока сами будни не превращаются для нас в узкий пластилиновый каркас.

Мы стеснены, повержены и понимаем, что наши собственные иллюзии нам уже не по размеру. Но парадоксально устроенный мир ждет интровертов. Точнее, того, чтобы они проявляли свои преимущества. Потому что только благодаря этому они могут, как барон Мюнхгаузен вытащить за косичку из болота не только себя, но и экстравертов.

Парадокс современной жизни в том, что, несмотря на общую коллективную экстравертированность и бег по кругу, миру очень нужно остановиться и по-интровертски, по-звуковому, выяснить, куда он мчится на всех парах. Куда и почему.

Поделитесь этим с другими:

Источник: http://xn—-7sbfghublmqkebkluk6dzkk.xn--p1ai/sistemno-vektornaja-psihologija-jurija-burlana/preimushhestva-introvertov-zamknutoe-schaste-v-mire-ekstravertov/

Ссылка на основную публикацию