Застревающий или параноический тип акцентуации личности

Застревающий тип: характеристика таких личностей

Застревающий тип – это такой тип акцентуации личности, который характеризуется чрезмерной устойчивостью аффекта.

В нашей жизни всё устроено так, что сильно эмоционально окрашенные чувства постепенно идут на убыль. Причина тому: им дали волю, они выплеснулись наружу и произошла разрядка. У застревающей личности весь процесс идёт по-другому.

Действие аффекта, кажется, не кончается никогда: стоит лишь мысленно вернуться к ситуации, и эмоциональный всплеск снова бушует. Хотя новыми переживаниями или вообще стимулами он (упомянутый аффект) не подпитывается и не подкрепляется.

Что больнее всего ранит?

В принципе, здесь нет особенности: наиболее болезненно воспринимаются личностные обиды. Но, как особенность, можно назвать эгоистические аффекты. Реальный моральный ущерб может быть в этом случае мизерным.

Со стороны коллеги или окружение его даже не заменят. Но, человек с такой акцентуацией расценит случившееся как уязвление его достоинств и чувства гордости. И подобное запомнится ему надолго. Поэтому людей с застревающим типом акцентуации характера могут считать злопамятными и мстительными.

Также их часто характеризуют как крайне обидчивых и, в связи с этим, у них могут возникать проблемы в общении.

Обратите внимание

Можно вспомнить яркий пример, когда на литературном вечере лектор делал доклад про жизнь знаменитого поэта. Естественно, что открывались новые интересные факты и данные про личную жизнь указанного поэта.

И некоторые люди, не сдержавшись, потихоньку делились своим впечатлением о вновь услышанном.

Буквально после четвёртого случая такого «отвлечения» от слушанья его доклада, лектор резко захлопнул книгу и сообщил, что «если его богатые знания никому не интересны, он не собирается терять своё время».

Большинство присутствующих были просто поражены такой реакцией. Женщина, которая вела этот вечер и знала про его особенности, с трудом остановила его и уговорила завершить доклад.

Следующий раз этот лектор был встречен случайно через пару недель, совершенно на другом собрании, и, когда его спросили о его делах, первое что он начал рассказывать – «ужаснейший случай неуважения к нему и великому поэту, о котором он имел честь докладывать».

И это говорил молодой мужчина, который (с точки зрения физиологии) находился в самом активном и трудоспособном возрасте. Заметим, что дополнительно тема этой лекции не затрагивалась. Просто такова была сугубо его аффективная реакция на ощущение уязвлённого самолюбия.

Слишком хорошо – тоже не хорошо

Увы, но черты застревания сказываются даже в случае успеха. Основным и ведущим моментом является честолюбие. Поэтому, когда всё получается и складывается как нельзя лучше, могут проявляться чувства заносчивости и самоуверенности. Поощрений и благодарности таким людям всегда мало или же они «не так» выражены.

Подозреваю вас всех!

Поскольку честолюбие всегда заставляет человека двигаться к заветной цели успеха, то помехами на пути могут быть другие личности. Причём не всегда ведь открытые враги.

Коллеги, которые претендуют на то же место или так же на прибавку к жалованью и при этом улыбаются и протягивают ему руку в приветствии вызывают у него непонимание. И таким образом развивается ещё одна доминирующая черта – излишняя подозрительность.

В случае же полосы неудач или если мы имеем дело ещё и с параноическим типом, подозрительность может носить просто все захлёстывающую форму.

На войне все средства хороши

Так же такому типу личности характерны упрямство и такое понятие как «я всегда прав». Он обладает очень низкой внушаемостью со стороны, и, если и может кого-то послушать, так это явно признанного своего руководителя, от которого финансово зависим. Однако часто не согласен даже с ним. Но, несмотря на это, способен добиться грандиозного успеха.

Во-первых, он действительно обладает завидным упорством и работоспособностью. Во-вторых, он реально требователен к себе и готов приложить максимум усилий к самосовершенствованию. В-третьих, он готов так же «драть три шкуры» с других, даже коллег, которые ему официально не подчиняются. Это зачастую нравится работодателю.

Любовь и дружба

Застревающему типу личности тяжело угодить, поэтому у него крайне ограниченный близкий круг. И достаточно малейшей «искорки», которую вы даже не заметите, но которая навсегда вычеркнет вас из этого близкого круга.

В принципе, такой человек достаточно конфликтный. Но, эти конфликты воспринимаются им же скорее, как вариант защиты.

Правда другие не всегда это воспринимают именно так, поскольку ответ по силе явно не соответствует нанесённой обиде или ущербу.

Важно

В случае же семейных отношений, наиболее частой фразой такого человека будет «не так». Те так глянули, не так сделали, не так сказали, не так подали или не подали.

Кроме того, в связи с тем, что он легко уязвим и раним, такая личность может быть крайне ревнива.

Причём ревность эта идёт не из реальных действий партнёра, а из восприятия им действий или даже каких-то «отголосков» и «предпосылок».

Просто в основе, как мы уже знаем, лежит ущемлённое самолюбие, с которым у такого человека проблемы. А не реальные поступки партнёра. Поэтому и убедить в своей невиновности партнёру совсем не просто.

Чем сильнее он оправдывается, тем сильнее подозревается. Кстати, ревность может возникать не только на уровне личностных отношений.

Такой тип личности может ревновать к работе, на которой, по его мнению, партнёру интереснее, чем с ним. Или к успеху.

Хотя нельзя вывести лишь одну универсальную картину его поведения. Если, как мы упомянули ранее, человек будет успешным, он может быть более терпимым к близким. Кроме того, багаж его знаний не может оставить равнодушными многих людей.

В случае, если же такой человек остаётся не оценен и совсем не может реализоваться, он способен часами напролёт жаловать-перемалывать одну и ту же проблему изо дня в день, высказывая при этом не лестные отзывы про окружающих.

Что же с этим всем делать?

Как выйти из состояния застревания? Если вас интересует этот вопрос, значит эта тема точно не про вас! Иногда можно встретить на приёме клиентов, которые сами ставят себе такой, то ли диагноз, то ли ярлык.

При этом их рассказ начинается с действительно сильного эмоционального потрясения, от которого они не могут оправится аж (!) две недели. Поэтому спешу успокоить таких клиентов: ваши проблемы действительно сложные и должны решаться на приёме у психолога.

Но, это совсем другое и к застревающему типу не имеет отношение.

Кстати, если ваш муж бросил вас с долгами и двумя детьми, благополучно перекочевав к молодой любовницы. И вы, встретив его через год, готовы его побить —  даже это не застревание! Потому что голодные дети каждый день и выплаты каждый месяц являются дополнительными аффективными добавками, а, как мы помним из текста, у застревающего типа аффект держится без них.

Совет

На что же могут пожаловаться люди, которые действительно имеют такую акцентуацию? Конечно, на непонимание и жестокость мира. Психологическая работа в этом случае возможна. Но, она будет долгой и трудной.

Во-первых, психологу стоит с одной стороны не выпадать с круга доверия, с другой – не превращаться лишь в ухо для жалоб, в-третьих – сохранять дистанцию, чтобы не быть втянутым в ближайший круг.

В этом случае такой человек может просто начать подменять в своём представлении профессиональное умение слушать и принимать его позицию, личностной заинтересованностью.

Ведь ему постоянно хочется найти человека, понимающего и ценящего его.

Безусловно, степень выраженности акцентуации может быть различной. И, как мы уже отмечали, сами такие личности могут хотеть снизить свои эмоциональные реакции, которые их истощают. Поэтому, можно понемногу научить человека тому, что весь мир не собирался его оскорблять. Таким образом он научится более адекватной реакции.

Но, если эта акцентуация доминирует и ярко выражена, то человек, скорее всего, долго не задержится в терапии и сам будет искать своё место в жизни со своими установками и недостатками.

Хотя, все мы обладаем какими-то недостатками. Поэтому, конечно, не хотелось бы выставлять личностей с такой акцентуацией совсем уж такими прямолинейными и негативными. Все они разные и многие из них могут стать дорогими нашему сердцу, просто со своей особенностью восприятия.

Источник: http://depressio.ru/drugie-bolezni/rasstroystva-lichnosti/494-zastrevayushhij-tip-lichnosti.html

Застревающий тип — Психологос

Застревающий тип — акцентуированный тип личности. Основой застревающего, параноического типа акцентуации личности является патологическая стойкость аффекта. Чувства, способные вызывать сильные реакции, в норме идут на убыль после того, как реакциям «дать волю».

У застревающей личности картина иная: действие аффекта прекращается гораздо медленнее, и стоит лишь вернуться мыслью к случившемуся, как немедленно оживают и сопровождавшие стресс эмоции.

Аффект у такой личности держится очень долгое время, хотя никакие новые переживания его не активизируют.

Обратите внимание

Патологическим последействием чреваты в первую очередь эгоистические аффекты, так как именно им присуща особая сила. Поэтому застревание аффекта наиболее ярко проявляется тогда, когда затронуты личные интересы акцентуированной личности.

Аффект в этих случаях оказывается ответом на уязвленную гордость, на задетое самолюбие, а также на различные формы подавления, хотя объективно моральный ущерб может быть ничтожным. Оскорбление личных интересов, как правило, никогда не забывается застревающими личностями, поэтому их часто характеризуют как злопамятных или мстительных людей.

Кроме того, их называют чувствительными, болезненно обидчивыми, легкоуязвимыми людьми. Обиды в таких случаях касаются в первую очередь самолюбия, сферы задетой гордости, чести.

Черты застревания сказываются не только при нанесении ущерба акцентуированной личности, но и в случае ее успеха. Здесь часто наблюдаются проявления заносчивости, самонадеянности. Честолюбие — особенно характерная, яркая черта у лиц с чрезмерной стойкостью аффекта: честолюбие сопровождается самоуверенностью, а поощрений таким людям всегда бывает мало.

Поскольку помехи эгоистическим целеустремлениям исходят от окружающих людей, то при высокой степени застревания, т.е. у личностей параноического типа, наблюдается такая характерная черта, как подозрительность. При длительных жизненных неудачах подозрительность превращается в постоянную и предельно акцентуированную черту характера.

Также характернейшей чертой для застревающих лиц является упрямство и то, что называется «твердолобость». При достижении личных целей такие люди необыкновенно упорны и последовательны, их редко смущает неблагоприятная реакция, скепсис и неверие окружающих. Они отличаются низкой самовнушаемостью и практически «нулевой» внушаемости со стороны. Всегда сохраняют высокий уровень работоспособности, но при этом все их действия — эмоционально мотивированны.<\p>

На профессионально-поведенческом уровне застревающий тип личности характеризуется такими качествами как: эмоциональная уязвимость; неспособность отвлечься от отрицательных эмоций; обидчивость; эгоцентризм; злопамятность; честолюбивость; самонадеянность; заносчивость; гипертрофированная подозрительность; упорство; настойчивость; способность не терять продуктивности в неблагоприятном окружении; отсутствие внушаемости.<\p>

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/zastrevayuschiy-tip

Паранойяльный — застревающий тип личности

Доминирующим внутрипсихическим механизмом паранойяльного психотипа является так называемый механизм затухания негативных аффектов и переживаний.

Аффект (лат. – страсть, душевное волнение) – эмоциональный процесс взрывного характера, характеризующийся кратковременностью и высокой интенсивностью, сопровождающийся резко выраженными двигательными проявлениями и изменениями в работе внутренних органов

Человек испытывает негативную эмоцию по тому или иному поводу. Рано или поздно данная негативная эмоция затухает. Нормальная судьба негативного аффекта – затухнуть с течением времени.

У каждого человека данный механизм работает, но у всех он работает по-разному. Есть люди, у которых этот механизм работает плохо, т.е. у них медленнее, чем у других затухает негативный аффект.

Медленное затухание негативного аффекта приводит к множеству психологических последствий.

Важно

Давайте представим себе ситуацию, при которой провоцирование негативного аффекта повторяется часто: наступили на ногу, косо посмотрели, сказали не то,  что мы хотели услышать, нахамили и т.п.

При медленном затухании негативного аффекта происходит его накопление, т.е. одни ситуации и связанные с ними переживания наслаиваются на другие. Такие люди постоянно несут в себе заряд переживаемого негативного аффекта.

Одно из ярких внешних проявлений этого заключается в том, что такие люди постоянно на кого-то злятся.

Другого человека в какой-либо ситуации мы всегда воспринимаем через призму собственной, т.е. субъективной оценки: «Этот человек хороший. Он поступил хорошо. А тот – плохой. Он поступил плохо». Мы всегда оцениваем поведение других людей.

А так как поведение других людей крайне многообразно, всегда можно найти то, что можно оценить как благоприятное для меня или как неблагоприятное для меня. Кроме того, наше отношение к поступку человека  зависит от нашего непосредственного отношения к этому человеку, т.е.

от нашей установки.

Установка – неосознанное психологическое состояние, внутреннее качество человека, базирующееся на его предшествующем опыте, предрасположенности к определённой активности в определённой ситуации. Установка предваряет и определяет развёртывание любой формы психической деятельности. Она выступает как состояние мобилизованности, готовности к последующему действию
Ригидность – неготовность к изменениям программы действия в соответствии с новыми ситуационными требованиями

У человека, обладающего ригидным аффектом, а ригидность – слабое затухание негативного аффекта, копится внутренняя энергетика, копится готовность среагировать и это приводит к тому, что у такого человека напряжено внимание. Данное состояние говорит этому человеку об угрозе, а угроза должна быть тщательно проанализирована. Данное состояние похоже на тревогу, но тревога запускает поисковое поведение, а агрессия запускает готовность к отпору.

Читайте также:  8 хороших советов, чтобы быстро оклематься после развода с мужем

У человека, обладающего ригидностью, достаточно часто бывает так, что он испытывает этот аффект, как правило – это злоба, глядя на других людей. Исходя из логики состояния человека, обладающего ригидным аффектом, его окружают нехорошие люди.

Аффективный энергетический заряд ригидной личности в виде готовности к действию приводит к негативному восприятию окружающих людей. Внутренняя картина мира застревающей личности для самой этой личности вполне логична.

Совет

Исходя из этой логики, данная личность живет в мире, где много «нехороших» людей, а раз это так, то от этих «нехороших» людей можно всякого ожидать, и застревающий всегда мобилизован и готов к отпору. Данное явление в психологии называется механизмом проекции.

Проекция, наряду с вытеснением, еще один важный, неосознаваемый  интрапсихический механизм. Механизм проекции заключается в том, что я вижу  других людях то, что есть во мне самом.

Проекция – психологический процесс механизма психологической защиты, в результате которого внутреннее ошибочно воспринимается как приходящее из вне. Человек приписывает кому-то или чему-то собственные мысли, чувства, мотивы, черты характера полагая, что он воспринял что-то приходящее извне, а не изнутри самого себя

У здорового человека существуют все вышеуказанные интрапсихические механизмы. В зависимости от ситуации у человека возникают те или иные аффективные состояния.  Но судьба этих аффектов – затухнуть. У застревающего же типа личности аффективные состояния накапливаются.

Логика застревающего: «Я живу в мире, где люди, по большей части – плохие. Я на них злюсь и мне плохо жить в этом мире, где кругом одни враги: строят козни, не так себя ведут, не то говорят. Мне в этом мире плохо.

Что я могу сделать, чтобы стало лучше? Как мне жить в этом мире? Что я могу сделать с этим миром, чтобы мне стало лучше. Для того чтобы мне стало лучше, я должен сделать так, чтобы люди стали лучше, чтобы мир стал лучше. Я должен этот мир переделать.

Я – хороший, а мир плохой. Я его сделаю лучше. У меня есть чувство внутренней правоты».

Яркие образы и иллюстрации застревающей-паранойяльной личности с легкостью обнаруживаются и в истории и в литературе: «Бунт и революции мне никогда не нравились», — говорил Пушкин Вяземскому еще в 1826 году. «Любые изменения в обществе хороши, если они происходят от одного улучшения нравов, от воздействия себя на себя самого. Революция же происходит от того, что люди хотят изменить мир, не меняя самих себя».

А вот для сравнения мысль Карла Маркса: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». И ещё одна мысль по этому поводу его единомышленника Фридриха Энгельса: «Где бы ни происходило революционное потрясение, за ним всегда кроется известная общественная потребность, удовлетворению которой мешают отжившие учреждения».

Если бы проводился конкурс на лучшее музыкальное  произведение, манипулирующее общественным сознанием, я бы отдал пальму первенства гимну «Интернационал», как квинтэссенции паранойяльной логики. Композитор этого гимна Пьер Дегейтер, автор слов Эжен Потье, а перевод Аркадия Коца:

«Вставай, проклятьем заклеймённый,

Весь мир голодных и рабов!

Кипит наш разум возмущенный

И смертный бой вести готов.

Весь мир насилья мы разрушим до основанья,

А затем мы наш, мы новый мир построим,-

Кто был ничем, тот станет всем»

Обратите внимание

Да уж, как говориться: «Из песни слов не выкинешь». Гимн «Интернационал» – ярчайший пример  паранойяльности.

Рационализация – механизм психологической защиты, при котором в мышлении используется только та часть воспринимаемой информации, и делаются только те выводы, благодаря которым собственное поведение предстаёт как хорошо контролируемое и не противоречащее объективным обстоятельствам. Иначе говоря, рационализация – это подбор рационального объяснения для поведения или решений, имеющих иные, неосознаваемые причины

Наряду с интрапсихическим механизмом проекции, определяющим данный психотип, у паранойяльного  развит механизм рационализации.

Из беседы с паранойяльным. Психолог: « Вы человек злопамятный»?  Клиент: « Нет». А теперь зададим этот вопрос по-другому: « Долго ли Вы переживаете, если Вас незаслуженно обидели»? Ответ: «Да». А это  одно и то же, т.к. долгое переживание по поводу обиды и есть злопамятность. В этом и заключается фокус  рационализации-интеллектуализации.

То есть переживание обиды не таит в себе угрозы самооценке, а злопамятность таит, т. к. в этом термине есть что-то нехорошее и паранойяльный имеет все основания это не признавать. Поэтому у паранойяльного  высокорегидная неадекватная завышенная самооценка. Им трудно признать свою злопамятность, обидчивость, завистливость, т.к. для них это не злопамятность, обидчивость или завистливость.

Для них – это нормальная реакция на мир, в котором они живут.

Вместе с тем, что такие внутрипсихические механизмы как проекция и рационализация являются питательной средой  для проявления и функционирования паранойяльного психотипа, они же являются и защитными механизмами, которые поддерживают неадекватно-завышенную самооценку описываемого здесь типа личности.

Стержень паранойяльной личности – сверхценная  идея. Девиз паранойяльного: « Это моя точка зрения и я полностью её разделяю».

Сверхценная идея – суждение, сопровождаемое неиссякаемым эмоциональным напряжением с преобладанием в сознании над всеми остальными суждениями. Человека охватывает чрезмерная одержимость в достижении какой-либо цели. При сверхценной идеи у человека сохраняется ясное сознание и способность к реалистической оценке

Паранойяльный — застревающий тип личности

Источник: http://treningpsy.ru/paranoya/

Акцентуации характера. ПАРАНОЙЯЛЬНЫЙ (ЗАСТРЕВАЮЩИЙ) РАДИКАЛ: ВИЖУ ЦЕЛЬ – НЕ ВИЖУ ПРЕПЯТСТВИЙ

mentorna_blog

ПАРАНОЙЯЛЬНЫЙ (ЗАСТРЕВАЮЩИЙ) РАДИКАЛ: ВИЖУ ЦЕЛЬ – НЕ ВИЖУ ПРЕПЯТСТВИЙ

Источник: В.В. Пономаренко, врач-психиатр, психолог, генеральный директор ООО «Линтер» («Секретарь-референт» №5 2005 / Психологический практикум)

Параноик (давайте так – любовно – называть обладателя доминирующего паранойяльного радикала) склонен к «застреванию».

Но, в отличие от эпилептоида, ослабленного и оттого застревающего на эгоистических тревожно-агрессивных переживаниях, параноику хватает сил застревать не на поверхностных, формальных, а на содержательных сторонах жизни и деятельности. И, застревая, переделывать, преобразовывать их.

Ощущая в себе большой заряд энергии, параноик ставит перед собой задачи, сложность и масштабы которых объективно превышают возможности индивидуума.

При этом он переживает необходимость решения этих задач, как свою собственную проблему. Это очень важно!
С одной стороны, он не хочет отказываться от задуманного, но с другой – реально не в состоянии воплотить в жизнь свои намерения в одиночку. Вот из чего рождается настоящее лидерство.

Параноик – истинный лидер. Он твердо знает, чего хочет. Он преисполнен целеустремленности и энергии. Он воспринимает окружающих как подспорье в реализации своего масштабного замысла, по сути – как часть самого себя.

Истероид, желая быть на виду, тоже претендует на лидерство. Но, как и все остальное в его исполнении, это не более чем очередная имитация, создание иллюзии. Да, выполнению представительских функций истероида учить не надо.

Ах, как великолепно он смотрится в президиуме! Как вдохновенно вещает с трибуны! Как он грозен и одновременно покровительственен в помпезном начальственном кабинете, восседающий на троне!.. Вот только главного от него не дождетесь – реального дела.

Все начнется и закончится «распушением хвоста» и сотрясанием воздуха.

Стремится к лидерству и эпилептоид. Он хочет быть вожаком стаи. Жестким, авторитарным, требовательным. Но что он способен требовать от других? Порядка. Дисциплины. Покорности. Страха. Подобострастия… Не более. На этом его поведенческая программа заканчивается. Эпилептоид не ставит задач преобразования действительности.

В лучшем случае он может заставить других выполнять рутинную работу в законсервированных, стабильных условиях существования организации (если только эти «другие» не разбегутся, кто куда, от этого грубого диктата). Из многочисленных функций управления эпилептоид хорошо справляется с распределением обязанностей между исполнителями и контролем результатов работы.

А это, согласитесь, не есть полноценное лидерство.

Вернемся, однако, к параноикам. Их психологическая (природой предначертанная!) позиция лидера порождает характерную этику и эстетику.

Внешний вид

Поскольку специфического паранойяльного типа телосложения не существует, начнем сразу с эстетики, то есть, в нашем случае, с оформления внешности.

Параноики всем стилям предпочитают классический (они, собственно говоря, его и создают). И не только в одежде. У классического стиля есть как минимум три качества, созвучных паранойяльной тенденции. Первое: он выдержал испытание временем.

Второе: его признает подавляющее большинство людей, он понятен и близок массам. И третье, главное: классический стиль в мировой культуре отражает определенную социальную позицию – безусловный приоритет общественных целей и ценностей над индивидуальными.

И это становится основой паранойяльной этики.

«Единица – вздор! Единица – ноль! Голос единицы тоньше писка», – заявляет классический стиль устами Маяковского. О том же говорит и параноик, выбирая прическу, одежду, обувь строгого, без излишеств, классического стиля.

Важно

В этом стиле, в отличие от спортивного, отсутствует агрессия (точнее, агрессивность индивида). Отсутствует также яркость и, стало быть, претензия на исключительность. Классический стиль заряжен социальным, а не индивидуалистическим содержанием.

Он отражает уверенную, консолидированную силу общества, готовность служить его интересам.

Если в характере индивида паранойяльный радикал сочетается с истероидным, то на его одежде (и в его руках) появляются разного рода знаки принадлежности к идеологическим или профессиональным группировкам: надписи на майках, значки с изображением руководителя партии или ее девизом, флаги, цеховые эмблемы…

Мимика и жесты

Паранойяльность обнаруживает себя также в жестикуляции и мимике (в меньшей степени, хотя, понятно, что на лице параноика отражается его уверенность в себе, в правильности выбранного пути, его сосредоточенность деятеля).

Параноиков отличают, по крайней мере, два варианта излюбленной жестикуляции: направляющая и ритмообразующая.

Поскольку параноик всегда уверен, что только он один знает, куда нужно идти, где искать счастья, он охотно показывает это направление всем желающим. «Указующие персты», «простертые длани» (в том числе с зажатыми в них головными уборами) – жесты, типичные для параноиков.

«Указующие персты», «простертые длани» (в том числе с зажатыми в них головными уборами) – жесты, типичные для параноиков. Они уверенно тычут пальцем не только в некую «светлую даль», но и, например, в книжную страницу, в лозунг на транспаранте, в чертеж, словом, туда, где четко и ясно выражены их принципы, намерения, цели, символы веры. Дескать, глядите, читайте, усваивайте.

Речь параноика часто сопровождается постукиванием по столу кулаком, ребром ладони, негнущимся напряженным пальцем. Такое впечатление, что он задает ритм своим словам, обозначая начало и конец каждой фразы. Он словно вбивает в голову слушателям высказываемые мысли.

Оформление пространства

Оформление пространства параноиком сводится к превращению любого помещения в рабочий кабинет. Он – трудяга, влюбленный в свою работу. Поэтому все, что его окружает, носит отпечаток его основной деятельности, выбранной им цели.

Вспомним, что у эпилептоида тоже есть рабочая зона, где он занимается своими поделками, хранит инструменты. Но эта зона – одна из многих функциональных зон, не более. Существуют и другие.

Ревнитель формального порядка, эпилептоид не станет, к примеру, принимать пищу в спальне или выпиливать лобзиком, сидя за обеденным столом.

Параноик работает везде, где он находится. За чашкой утреннего чая он дорисовывает схему, которую не успел закончить прошлой ночью, потому что его, несмотря на выпитый им в одиночку кофейник, все-таки сморила усталость.

Принимая душ и затем одеваясь, он в режиме бормотания проговаривает тезисы своего выступления на предстоящем производственном совещании, с удовольствием перебирает в уме наиболее актуальные и трудоемкие задачи.

Ложась в постель, он кладет рядом с подушкой телефон, чтобы ни в коем случае не проспать какое-нибудь важное событие, чтобы ни одна значимая проблема не была – не дай Бог! – решена без его участия.

Особенности поведения

Паранойяльная тенденция в характере – это целеустремленность, настойчивость, уверенность в себе, высокая работоспособность, упорство в преодолении препятствий, лидерство, т.е.

объективная потребность в помощниках, обусловленная масштабностью замыслов… Значит ли это, что паранойяльный радикал безусловно полезен обществу? А как же быть с диалектикой, согласно которой не бывает пользы без вреда? Или параноик – исключение?

Вы, вероятно, заметили, что такая важная составляющая психики, как интеллект, все время остается за рамками наших рассуждений о характере. Это потому, что интеллект (под которым понимается результат взаимодействия познавательных психических процессов: памяти, внимания, мышления и др.) не определяет стиль поведения в том смысле, о котором ведем речь мы.

Он не добавляет новых красок, особенностей (кроме ситуации с шизоидным радикалом, но об этом позже). Интеллект определяет уровень сложности усваиваемых поведенческих стереотипов и, как следствие, уровень результатов поведения. Интеллект, таким образом, является не формообразующим фактором, а ресурсом поведения. Так же, как, например, материальный достаток.

Читайте также:  Упражнения и игры на доверие

Чем будут отличаться поступки, взгляды, ценности и т.д. богатого и умного истероида от поступков и взглядов истероида бедного и глуповатого? Разумеется, не стилем. Стиль будет одинаковым: позерство, претенциозность, стремление вызвать своим поведением социальный резонанс.

Совет

Просто богатство и интеллект – сразу или постепенно – приведут человека в соответствующую элитную общественную группу, где ему придется хвастать перед другими не грошовой бижутерией, а редкими бриллиантами, не яркой расцветки «юбочкой из плюша» из магазина готового платья, а эксклюзивными нарядами от всемирно известных домов моды; имитировать не дворового героя – короля вульгарных застолий и мелких потасовок, а члена парламента или полководца.

Теперь представьте себе параноика, обделенного интеллектом. Каких целей он станет добиваться, не считаясь с энергетическими и людскими затратами? Представили? Вот именно. Это не человек, а братоубийственный снаряд, каток – бессмысленный и беспощадный. Не польза обществу, а непоправимый вред станет результатом его деятельности.

Идем дальше.

Знаменитое паранойяльное упорство, уверенность в собственной правоте – разве зачастую все это не оборачивается упрямством, нежеланием и неспособностью услышать своего оппонента, воспринять иную, возможно, более разумную точку зрения? Сколько полезных, перспективных замыслов было пущено под откос параноиками! Только потому, что это были не их замыслы. Ни в грош не ставя чужие, собственным идеям параноики (далеко не всегда объективно) придают повышенное значение.

Остановимся на целеустремленности. Условием ее возникновения, как было сказано, является превращение в сознании человека объективно многогранной идеи в однобокую, говоря по-русски.

Однобокость и упрощенность восприятия мира является оборотной стороной этого качества. Нельзя захватить сознание масс идеей (занятие, любимое параноиками!), не упростив ее до понятного всем и каждому лозунга.

А упрощение идей нередко извращает их истинный смысл. С водой и ребенка недолго выплеснуть.

Лидерство, производное от масштабности замыслов, – ценное качество, кто спорит. Но лидер-параноик посвящает свой труд, свою жизнь не сегодняшним, а будущим поколениям.

Он надевает тяжелое ярмо на себя и на своих соратников-современников, тем самым лишая людей обыкновенных человеческих радостей и желаний.

«Крепитесь, друзья, – говорит параноик, – скорее всего, мы погибнем, надорвавшись от непосильного труда, но наши потомки (при этих словах нездоровый блеск его глаз усиливается) будут жить счастливо!» Позиция, достойная аплодисментов, если отвлечься от мысли, что и на потомков найдутся свои параноики. Проблемы индивидуальности параноику неведомы, он их брезгливо отбрасывает, воспринимает как недостойное нытье. Он считает людей десятками, сотнями тысяч, миллионами и миллиардами… Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Параноик жаждет и добивается коренных преобразований во всем, за что ни возьмется. Он глубоко копает. Во многих случаях это хорошо. Без этого мир застыл бы на месте и погиб.

Но именно желание коренных преобразований быстрее всего приводит к гибели цивилизации.

Добавим к сказанному негибкость параноиков, их склонность во всех ситуациях следовать одним и тем же путем[1] – и диалектическое описание качеств поведения, присущих этой тенденции, готово.

Посильные задачи

Любая задача, предполагающая получение конкретного результата, может быть доверена параноику. Он сразу же постарается укрупнить замысел, увеличить масштабы решаемой задачи, вывести ее из разряда обычных, заурядных в первоочередные.

Он развернет деятельность столь бурную, что все прочие цели, стоящие перед организацией, отступят на второй план.

Обратите внимание

Поручите ему создать в строительной фирме, скажем, юридический отдел, и вскоре его усилиями это подразделение разрастется и будет претендовать на ведущую роль в организации (а там и вся фирма превратится в юридическую).

Не следует поручать параноику работу, требующую внимания к конкретному человеку, к его индивидуальным проблемам. Из параноика плохой социальный работник, врач, воспитатель. Он не хочет и не умеет сочувствовать, сопереживать, вообще, тратить время на «единицу».

Не может параноик и соотносить свое мнение с мнением других людей, вносить коррективы в собственную позицию. Поэтому переговорщик из него неважный – негибкий, упертый, стремящийся подавить оппонента.

Подобная манера вести переговоры приведет к разрыву отношений, к конфронтации.

Особенности построения коммуникации

Грубой коммуникативной ошибкой в отношении параноика будет попытка его переубедить. Это не значит, что следует занимать пораженческую позицию. Просто сколь бы красноречивы и доказательны вы ни были в речах, обращенных к параноику, он не воспримет их, останется при своем мнении, и вы даром потратите силы. Как же быть?

Если идея, которой предан параноик, вас напрямую не затрагивает – оставьте его в покое. Пусть себе работает, стремится, достигает. Не спорьте с ним ради самого спора – дешевле обойдется.

Если же он оказался прямо на вашем пути, что вынуждает вас либо бороться, либо сдаться, – боритесь. Только не с ним непосредственно.

Выходите на вышестоящий уровень, на руководство (с надеждой, что там нет его единомышленников или что там нет параноиков, а с истероидами, эпилептоидами и т.д. справиться значительно легче). Апеллируйте к общественности, вербуйте сторонников.

Вовсю эксплуатируйте собственную паранойяльность. А если ее в вас мало – сдавайтесь. Устраивайтесь ему в кильватер и, уверяю вас, вы не пожалеете. Благодаря такому флагману (он же – локомотив) вы далеко продвинетесь в своих социальных достижениях.

Параноик снисходителен к бывшим оппонентам. Когда они приходят к нему с повинной, параноик воспринимает это как само собой разумеющееся. Конечно, ведь он-то никогда не сомневался в своей правоте, деля мир на единомышленников (т.е. праведников) и инакомыслящих (т.е. заблудших). Поэтому для него переход из стана заблудших в стан праведников – событие естественное и желанное[2].

Завершая разговор о паранойяльном радикале, давайте ответим на вопрос, заданный в начале главы: «Так кто же строил железную дорогу?»

Насыпь, вероятно, делал какой-нибудь Силантий, рельсы укладывали Дормидонт с Прокопием, шпалы прибивали к полотну Захар с Никитой. Зосима пилил осины, Герасим валил их наземь, Прокоп вел подкоп…

А железную дорогу все-таки строил граф Петр Андреевич Клейнмихель!

[1]Вдумаемся: паранойяльная преданность идее – следствие тревоги, которая присутствует является порождением органических изменений, ослабляющих нервную систему. Параноик боится отклониться от избранного пути, держится за идею, как за поручень, но его сил, энергии все же хватает, чтобы довести замысел до стадии воплощения.

[2]  Что коренным образом отличает параноика от эпилептоида. У эпилептоида нет символа веры, нет определённой цели. Ему безразлично, во что верят другие. Главное — из какой они стаи. С его точки зрения, попытка некой особи перейти из своей стаи в чужую — признак слабости, поражения. А слабых, тем более — чужаков, надо наказывать, и пребольно. Что эпилептоид активно и осуществляет.

Источник: https://mentorna-blog.livejournal.com/1324.html

Стремительная кристаллизация: что стоит знать про паранойяльный тип характера

Акцентуация характера — это не болезнь. Названия вариантов акцентуации — эпилептоид, шизоид и др., — образованы от названий психических заболеваний, однако любой человек с акцентуацией, без сомнения, здоров.

Паранойяльный не страдает паранойей (в противном случае, он был бы «параноиком») и вовсе не обязательно должен заболеть ей в будущем. Его личностный конструкт — это только «рисунок характера» с рядом ярких выпуклых черт.

Как и в других случаях, у него есть достоинства и недостатки, которые могут показаться замечательными или противными в зависимости от того, что вас привлекает в других людях, а что — нет.

Важно

Психологи признают, что акцентуации характера распространены крайне широко. По разным данным, число таких людей составляет от 50% до 100% населения.

Создатель понятия акцентуации, немецкий психиатр Карл Леонгард, к примеру, писал, что «население Берлина — это на 50% акцентуированные личности и на 50% — стандартный тип людей».

Тем не менее, в некоторых неблагоприятных обстоятельствах акцентуация может превратиться в заболевание. При этом специалисты говорят, что она редко бывает «чистой» — намного чаще встречаются «смешанные» типы.

Застревание и целеустремленность: плюсы и минусы паранойяльной акцентуации

Паранойяльная акцентуация — та самая точка опоры, с которой можно перевернуть мир. Такой человек — вечный двигатель.

Часто становясь источником идей и соображений, он приводит в движение других людей и легко может оказаться на руководящей позиции или на позиции главного вдохновителя какой-нибудь дерзкой затеи.

Паранойяльный видит перспективы, о которых другие могут даже не догадываться. И он способен создать дивный новый мир — своими руками, не оглядываясь ни на что и, к сожалению, ни на кого.

Одна из проблем такого человека — низкий уровень понимания в том, что касается чувств и мотивации других людей. Чего-то он может не заметить, что-то — проигнорировать, а что-то посчитать недостаточно важным.

Паранойяльный очень быстро думает и стремительно кристаллизируется вокруг каждого стоящего соображения. При этом в своей борьбе за милые сердцу идеи он весьма последователен и способен работать много и долго.

За ним бывает тяжело успеть, — а ждать такие люди не склонны.

Человек с паранойяльной акцентуацией устремлен вперед; он достигает — и вы можете достигать вместе с ним, если, конечно, сможете за ним угнаться. Такие люди отличаются упрямством, продуктивностью, практически «нулевой» внушаемостью и высокой целеустремленностью.

Они склонны к формированию «сверхценных идей», — правда, в отличие от людей с эпилептоидной акцентуацией характера, чаще создают такие идеи сами, а не выбирают среди чужих. На пути к намеченной вершине их не остановят никакие препятствия. В паранойяльного может никто не верить, — ему будет все равно.

Он удовольствуется поддержкой нескольких соратников и будет двигаться вперед до тех пор, пока не добьется своего — или не переключится на что-нибудь получше.

Совет

Впрочем, в некоторых областях жизни «переключаться» паранойяльному бывает нелегко. Его ведущей характеристикой является психологическое «застревание», которое прежде всего касается негативных эмоций: гнева, печали, обиды.

Психологи называют это «патологической стойкостью аффекта». Такие люди удерживают свои дурные эмоции долго, не изживают их, — особенно если те возникли на почве уязвленного самолюбия, раненой гордости или попранной чести.

При достижении поставленных целей «застревание» также может обернуться заносчивостью и излишней самонадеянностью.

«Этот тип в равной степени таит в себе возможность как положительного, так и отрицательного развития характера», — писал о паранойяльном, или «застревающем» Карл Леонгард. Движущая сила для таких людей — честолюбие.

Они могут добиться удивительных успехов, — но неудачи и неприязнь окружающих делают их мнительными, злопамятными, мрачными и болезненно уязвимыми.

Обидчивость и конфликтность — важнейшие элементы паранойяльного склада характера. Порой они осложняют жизнь очень сильно, постоянно, на протяжение многих лет.

Чрезмерное нарушение дистанции в транспорте, критика, которая может восприниматься крайне болезненно, «невежливые» шутки, возможное «предательство» родных и друзей, к мыслям о котором паранойяльного подталкивает прошлый негативный опыт, — все это отравляет жизнь таких людей день за днем.

Результатом становится разрушение дорогих отношений, потеря близких, одиночество. Подчас каждый эпизод разлуки ложится грузом на отношения, которые еще могут возникнуть в будущем, заранее их осложняя.

Паранойяльную акцентуацию многое роднит с эпилептоидной, но многое и отличает. Человек первого типа, как и представители второго, ценит и активно поддерживает порядок, — вот только порядок у него часто бывает «свой», нетрадиционный.

Обратите внимание

Как и в случае с эпилептоидом, это касается не только вещей, но и отношений с людьми, а также других сфер жизни.

Такой человек, как и эпилептоид, резко реагирует на нарушение порядка на своей территории, однако сам на чужой порядок (или беспорядок) легко может покуситься.

Для людей с этим типом акцентуации характера может быть характерна некоторая беспринципность. Они способны ниспровергать что угодно — от основ контр-феминизма до чьей-то личной привычки оставлять окурки возле компьютера.

Паранойяльный умеет внушать и умеет заставить. Он может вести себя вероломно, чрезмерно ультимативно, невежливо, неблагодарно. И именно с этими проявлениями характера стоит работать, если такой человек хочет «стать лучше».

Быть в настоящем: если вы паранойяльный

Человеку с паранойяльной акцентуацией важно время от времени напоминать себе, что «не люди для дела, а дело — для людей». Чем больше он обращает внимания на других, тем полезнее и приятнее будет взаимодействие для всех участников процесса.

«Нельзя осчастливливать дальних, делая несчастными ближних», — говорят психологи. Об этом тоже важно помнить.

Также паранойяльному с его привычкой к спонтанным отрицательным суждениям необходимо напоминать себе, что окружающим нужно говорить хорошее, да и молча думать об их хороших качествах не помешает.

Паранойяльному типу, как и эпилептоиду, могут быть полезны вегетарианство и восточные практики: йога, медитация, дзен. Они помогают снизить конфликтность и подчас становятся страховкой от обиды и агрессии, так свойственных этому типу.

Терпимость к критике и возражениям — еще один навык, над которым в этом случае стоит поработать. Для начала можно научиться не реагировать слишком часто «вслух», отвешивая словесную оплеуху каждому несогласному (если такая проблема существует) и не ходить в чужой монастырь со своим уставом.

Опереться тут можно на субординацию, желание показать себя с лучшей стороны, стремление сохранить доброжелательные отношения, которые могут оказаться полезными, или на любую другую «долгоиграющую» причину. Внутренняя реакция на критику — это более проблемный момент.

Однако возможность избавиться от постоянных вспышек раздражения и гнева дорогого стоит, так что, вероятно, тут можно потратиться на несколько психологических консультаций.

Людям с паранойяльной акцентуацией важно обращать внимание на повседневность и не отказываться от нее ради перспектив. «В вечной погоне за будущим успехом жизнь проходит мимо, не прожитая нами», — это про них. Вот почему им нужно научиться расслабляться (в первую очередь расслаблять челюстные мышцы, которые часто оказываются напряжены).

Важно

«Присутствие в настоящем» — важный навык для таких людей. Чтобы начать овладевать им, достаточно иногда напоминать себе о том, что «вы существуете здесь и сейчас».

Ведь в «сейчас», как и в перспективе, есть свои специфические прелести: вкусы, звуки, запахи, зрелища, обстоятельства и опыт, которым в противном случае можно пренебречь из-за спешки.

Уязвимый локомотив: если рядом паранойяльный

Важно понимать, что насильственно «надломить» или вылечить акцентуацию характера, заставив человека измениться, невозможно. Тем не менее, элементы акцентуации поддаются коррекции, если человек работает над ними, сам по себе или в паре с психологом.

Читайте также:  Как влюбить мужчину при помощи одного взгляда

Паранойяльного практически невозможно остановить, — однако, возможно, его и не стоит останавливать? Такой человек (как и всякий) нередко бывает прав в своем новаторстве. При этом он не выносит необходимости подчиняться, не любит, когда им управляют и командуют.

Периодические конфликты с ним неизбежны, и главная задача обеих сторон — их минимизировать.

Сгладить неровности и повысить уровень доверия помогают искренние похвалы — ведь паранойяльного с его целеустремленностью и хорошо развитыми талантами обычно есть за что похвалить.

«Паранойяльные, надо сказать, могут и обуздать свою агрессивность, если с ними серьезно позанимаются психологи, которые помогут им понять, что многие их решения иррациональны, — пишет в своей монографии известный советский и российский психолог, доктор психологических наук Аркадий Егидес. — Психологи должны им помочь остановиться, оглянуться, все осмыслить. Помочь им жить не рефлекторно, а рефлексивно (стараясь понять не только все вокруг себя, но и мотивы собственных поступков). Паранойяльный и сам страдает от того, что просто не видит вокруг положительного».

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/10635-paranoyyalny

Застревание в психологии

Содержание

  • Застревание как вид акцентуации личности
  • Застревающий тип акцентуации
  • Проявление в современных реалиях
  • Патологическая адаптация к травме
  • Преодолей кризис
  • Залипание и сложности с переключением внимания
  • С точки зрения понимания мира
  • Как бороться с застреванием

Слово «застрял» в русском языке имеет отрицательный оттенок. Застрять можно не только физически (в лесу, в болоте, в сугробе), но и психологически: «застрять в интересах, в возрасте». Термин этот придумал еще Фрейд. Что же это такое и как с этим быть?

Как считал Фрейд, и что стало теперь одним из постулатов общей психологии, застревание на какой-то определенной фазе становления психики приводит в дальнейшем к возникновению негативных явлений: неврозов и комплексов.

Согласно теории Фрейда, ребенок фиксируется на одной из стадий развития, связанной с удовольствием. Психотравма, случившаяся в этот период, накладывает на личность сильный отпечаток:

  • застревание на оральной фазе будет способствовать тому, что во взрослом возрасте он будет ждать поддержки и одобрения от окружающих;
  • на анальной фазе — скорее приведет к перфекционизму или повышенной импульсивности;
  • на фаллической стадии — приведет, согласно теории Фрейда, к повышенному вниманию к своему телу, часто выражающемуся в вызывающей манере одеваться. Женщины будут при этом стремиться к обольщению всех окружающих без разбора, а мужчины доказывать свою состоятельность победами в постели.

Сегодня теории Фрейда трактуются очень широко. Однако на приеме у психолога пациенты часто рассказывают про себя нечто такое, что заставляет поверить в психоанализ.

Пример из практики психолога<\p>

Игорю 28 лет, он пожаловался психологу, что все время ссорится с женой. Причина ссоры состояла в том, что, по мнению Игоря, жена неправильно воспитывала дочь и слишком много ей позволяла.

Совет

Во время занятий с психологом Игорь припомнил, что в детстве его родители не позволяли ему заниматься приятными занятиями, так как считали их вредными. Ему даже не позволяли держать игрушки, которые давали другим детям.

В результате занятий Игорь осознал, что пытается лишить свою дочь радостей жизни так же, как пытались его лишить этого родители. Игорь изменил тактику поведения и перестал ссориться с женой.

Застревание как вид акцентуации личности

Теория акцентуации — это определение в характере человека слабых мест.

Карл Леонгард, знаменитый немецкий психиатр, считал, что акцентуации свойственны большому количеству людей и при определенных обстоятельствах способны привести к нервным срывам на «повторяющейся» почве (например, человек начинает волноваться во время экзамена, при общении с чиновниками). Акцентуированная личность выявляется при помощи специальных тестов.

Однако акцентуированный характер сам по себе не означает патологии. Отличия одного от другого сформулированы в работах Юлия Гиппенрейтер:

  • Акцентуированность проявляется не постоянно, а только в особых условиях (например, в школе, в больнице);
  • Не приводит к социальной дезадаптации, или же она бывает непродолжительной. При этом поводом для конфликтов или срывов становится не весь спектр проблем и сложностей (например, человек спорит только с продавцами в магазине или устраивает скандалы только в присутствии семьи);
  • Проявляясь особенно остро в подростковом возрасте, со временем акцентуации сглаживаются (например, в детстве подросток дерется, а потом, во взрослом возрасте, становится хорошим тренером по боксу).

Если знать такие слабые места характера, можно избегать слишком тяжелых нагрузок и сложностей везде: на работе, в семье.

Пример из практики психолога

Анне 25 лет. Она часто ссорится с коллегами и по этому поводу обратилась к психологу. Специалист расспросил ее о детстве. Выяснилось, что мать Анны всегда заставляла дочь поддерживать очень строгий порядок в комнате.

В результате Анна стала очень педантичной, и ее очень раздражают люди, которые не строго соблюдают отведенный порядок. Вместе с психологом Анна проделала упражнения, которые освободили ее от необходимости постоянно контролировать порядок на чужих рабочих местах.

В результате ее отношения с коллегами улучшились.

Застревающий тип акцентуации

Человек с застревающим типом акцентуации не может забыть обиды и постоянно пытается свести счеты со своими «обидчиками». Он несговорчив в быту и в профессиональной деятельности, причем, конфликты развязывает сам.

К положительным чертам «застревающего» характера можно отнести повышенную жажду справедливости, принципиальность и устойчивые убеждения (это хорошо для профессий «юрист», «адвокат»).

Отталкивающими качествами являются подозрительность, обидчивость, конфликтность.

Вообще, подозрительность — доминирующая черта, определяющая «застревающий» характер. Основана подозрительность на страхе: обмана, унижения, потери.

Когда застревающие личности переживают обиду или другое сильное чувство, они не теряют по прошествии времени остроты ощущений: чувство ущербности может даже усиливаться, их чувства «болезненно ударяют в душу».

Злопамятность при этом объясняется не злым умыслом, а устойчивостью переживаний, их малой способностью к движению.

Проявление в современных реалиях

Характерная особенность застревающих людей — особая, в своих крайних проявлениях — доходящая до патологии, стойкость определенных эмоций и аффектов.

События, вызвавшие отрицательные эмоции, давно миновали, но сами эмоции сохраняются у такого человека очень долго.

Если вдруг оказалось, что в чем-то произошло ущемление интересов таких личностей — этого они не забудут никогда. Поэтому их часто называют мстительными и злопамятными.

Обратите внимание

Обычно такие люди очень легко обижаются, их нетрудно задеть. Стойкость аффектов приводит к излишнему развитию честолюбия и самонадеянности. Часто их всецело поглощают мысли, связанные с «плохим отношением» к ним, «непорядочностью» окружающих, иногда приводя к образованию «сверхценных идей».

Так, например, человека может преследовать мысль о том, что ему изменяет жена. При этом фактов измены у него нет, но на подозрения он не скупится. Однако не все так плохо: роль, которая импонирует таким людям — это роль борца за справедливость. Честолюбие вполне может стать и положительным моментом, той движущей силой, которая ведет к трудовым и творческим успехам.

Несмотря на то, что застревающие личности не способны отвлечься от своих негативных эмоций, они отличаются высокой трудоспособностью и часто оказываются успешными, например, в юридической сфере.

Патологическая адаптация к травме

Термин «застревание» часто используется при работе с посттравматическим расстройством. Посттравматический стресс — естественная реакция на шоковую травму, как правило, связанную с угрозой собственной жизни или жизни значимых людей.

Пережить такой стресс очень непросто: организм включает механизмы защиты, и нередко случается так, что реакция на стресс затягивается, и возникает посттравматический стресс (иногда называемое «афганским» или «чеченским» синдромом) — возникающее после травмы стрессовое расстройство, продолжающееся иногда не один год.

Такую «неправильную» адаптацию к шоковой травме также принято называть застреванием.

Что происходит при таком состоянии? Развивается постоянная тревога, хроническая усталость, подавленность, болезни. Мышление человека не может выйти из замкнутого круга, перебирая раз за разом стрессовые события, нереализованные ожидания.

При таком «застревании» у человека нарушен контакт с реальностью, он не может мыслить адекватно, а контактирует лишь со своей травмой, со своими переживаниями. И способа самому справиться с такой ситуацией, выбраться, взглянуть на нее со стороны, у человека просто нет.

Такое состояние начинает со временем восприниматься как естественное и привычное, человек считает его нормальным. Если при этом он остается без помощи врачей, состояние усугубляется настолько, что возникают психиатрические заболевания и серьезное ухудшение качества жизни.

Для выхода из этого состояния медицина катастроф и психотерапия предлагают специальные планы терапии, включающие в себя разбор защитных механизмов, приводящих к деструкции, наработку ресурсов, работу с психосоматикой.

Пример из практики психолога<\p>

Важно

К психологу обратился Сергей. Ему 29 лет. Он пожаловался на излишнюю раздражительность. Психолог стал расспрашивать его. Выяснилось, что в 10 лет Сергей попал в аварию: ехал в маршрутке, которая столкнулась с мусоровозом.

Потом Сергей узнал, что шофер грузовика был нетрезв. Это обстоятельство до сих пор возмущает его: по его мнению, люди постоянно допускают преступную халатность, и Сергей пытается с ней бороться.

Вместе с психологом они выработали план более спокойной жизни, которая не требует постоянного напряжения и борьбы с «врагами». Сергею стало легче.<\p>

Преодолей кризис

Рассматриваемый термин широко использует в своих статьях и лекциях популярный семейный психолог Павел Зыгмантович.

Под этим термином понимается ситуация, при которой человек сталкивается с кризисом и не может его преодолеть.

Происходит «застревание», остановка психологического развития человека в том психологическом возрасте, в котором произошел кризис, не позволяя ему развиваться дальше.

Нельзя сказать, что такое состояние случилось навсегда: нередко бывает, что текущие события или следующие кризисы выпихивают человека из застревания, и он, возможно и против своей воли, вынужден двигаться вперед.

Но текущие ситуации должны быть при этом суровыми, вплоть до экстремальных, например, стихийные бедствия, боевые действия и тому подобное. «Застреваний» при этом может быть много, каждый кризис провоцирует у человека отдельное явление.

Однако надо учитывать и то, что само понятие роста и развития человека предполагает это прохождение череды кризисов, так что такие «застревания» неизбежны.

Залипание и сложности с переключением внимания

Еще одна широко распространенная трактовка термина в популярной практической психологии. Застревание — это проблемы с внутренним монологом: психологическое состояние, при котором в голове прокручиваются тревожащие ситуации, оценки рисков, последствий, споры с самим собой и невозможность принять окончательное решение.

Или то же застревание, но касающееся какого-то события, уже случившегося, при этом прокручивание мыслей о том, что решение принято неверно, и как было бы хорошо, если бы оно было другим. Такие состояния сильно изматывают и снижают активность, поэтому оцениваются как негативные.

Существуют действенные психологические приемы, помогающие справиться с застреванием.

Совет

Если в голове прокручивается уже случившееся событие, решений по которому принимать уже не надо, достаточно запланировать себе определенное время на такое переживание, отметив его на календаре.

То есть, буквально так: сегодня с 22:30 до 23:00 я переживаю по поводу своего неудачного собеседования. Как правило, когда приходит «час икс», переживать уже не слишком и хочется.

Если же «застревание» касается выбора, который нужно сделать прямо сейчас, то есть техника, практикуемая еще японскими самураями: если решение не может быть принято за 7 вдохов, значит самурай к нему не готов. Так что, считаем до семи, и… либо решаем, либо отставляем выбор в сторону.

С точки зрения понимания мира

Еще одну трактовку можно найти у Ричарда Бендлера, американского психолога, одного из основателей НЛП. По его мнению, существует застревание на определенном способе понимания мира, когда другие способы оказываются недоступны по каким-то причинам. Это явление — основная причина таких болезненных состояний, как:

  • повышенная серьезность;
  • уверенность в собственной правоте;
  • осознание собственной важности.

Если что-то приобретает слишком большую важность, все остальное эту важность теряет, и, тем самым, важность является способом оправдать любое свое поведение и качество. Поэтому с чувством своей правоты приходится иногда и бороться.

Как бороться с застреванием

Людям, которые постоянно психологически «застревают», психологи рекомендуют следующие вещи:

  1. Постоянно общайтесь с новыми людьми: расспрашивайте их как можно больше об их жизни. Сравнивайте их поведение со своим.
  2. Общайтесь с детьми. Это даст вам возможность научиться непредвзятому взгляду на мир.
  3. Влюбляйтесь или просто позволяйте себе испытывать эмоции. Это будет вас раскрепощать и даст вам возможность, как говорят психологи, «вентилировать» свои чувства.
  4. Побольше читайте и усваивайте новую информацию. Это позволит вашему мозгу постоянно упражняться.
  5. Занимайтесь физкультурой. Гибкое тело позволяет делать гибким мышление.
  6. Старайтесь мыслить позитивно и находить оправдание поступкам людей.

Пример из практики психолога

Евгений работает учителем в школе. Ему 39 лет. Он стал замечать за собой, что стал более злопамятным, постоянно прокручивает в голове то, что сказал ему завуч.

На консультациях с психологом Евгений признался, что мало отдыхает, так как ему приходится много работать: его цель — выиграть конкурс среди учителей.

Вместе с психологом он понял, что накопившаяся усталость как раз и привела к застреванию в жизни. Новые установки позволили ему отказаться от чрезмерных целей.

Источник: https://constructorus.ru/psixologiya/zastrevanie-v-psixologii.html

Ссылка на основную публикацию